IPB

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Методичка по ГТ
Isidor
сообщение Oct 4 2007, 00:28
Сообщение #1


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 5 239
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Фрязино-С-Петербург
Пользователь №: 23



ГОУВШ Росздрава
Российский Государственный Медицинский Университет
Факультет клинической психологии и социальной работы.
Кафедра психотерапии.











Основы гештальт-терапии.
Методические материалы к практическим занятиям для студентов факультета клинической психологии и социальной работы.










Составитель: доцент, к.м.н. А.В. Смирнов.
Редактор: профессор, д.м.н., к.п.н., М.Н. Гордеев













Москва 2007 г.
Введение.

Гештальт-терапия была основана в 50-60 годах прошлого века Фридрихом (Фри-цем) Соломоном Перлзом, его женой, Лаурой Перлз и их друзьями, Полом Гудменом, Ральфом Хефферлингом и Исидором Фромом. Направление стало набирать популярность на высоте гуманистических веяний в США в 60-х годах и на сегодняшний день получило широкую распространенность по всему миру. Учреждения, занимающиеся подготовкой гештальт-терапевтов, существуют во многих крупных городах мира. ЕАГТ (Европейская Ассоциация Гештальт Терапии) является членом ЕАП (Европейской Ассоциации Психо-терапии), и их стандарты подготовки приведены в соответствие друг с другом. В России активное развитие гештальт-терапии началось с 90-х годов, и на сегодняшний день это одно из наиболее популярных направлений в психотерапии, обладающее развитой систе-мой обучения, приближенной к мировым стандартам.

История.

Как и во многих других случаях, развитие гештальт-терапии было тесно связано с личностью ее основателя. Фридрих Соломон Перлз родился в 1893 г. в Берлине, в мелко-буржуазной еврейской семье. В 1913 г. он поступает в колледж, изучает медицину, откуда в 1914 г. призывается в армию. В 1921 г. заканчивает колледж, получая степень доктора медицины, и начинает практиковать. Какое-то время он был ассистентом Курта Гольд-штейна, где и познакомился со своей будущей женой Лаурой. С конца 20-х годов начал заниматься психоанализом, поочередно проходя учебный анализ у Вильгельма Райха, Хе-лен Дейч, Отто Фенихеля и Карен Хорни, последняя в дальнейшем становится его супер-визором и довольно много помогает ему в профессиональном развитии.
После прихода к власти нацистов, в 1933 г., Перлз вместе с женой эмигрирует сна-чала в Голландию, а потом по рекомендации Эрнста Джонса, близкого друга и биографа Фрейда, - в Южную Африку, в Йоханнесбург, где основывает Южно-Африканский Ин-ститут Психоанализа.
В 1936 г. Перлз прилетает (сам пилотируя собственный самолет) в Европу на все-мирный аналитический конгресс, где выступает с докладом, содержащим собственное оригинальное понимание учения Фрейда, в надежде привлечь внимание Фрейда и погово-рить с ним. Фрейд встречает его холодно и с тех пор Перлз окончательно приходит к вы-воду о необходимости развивать психотерапию в собственном направлении. Основы этого им закладываются в 1944 г. в книге «Эго, голод и агрессия», ставшей первой в списке книг по теории гештальт-терапии.
В 1946 г. Перлз вместе с женой переезжает в Нью-Йорк, где занимается частной практикой, а в 1951 г. пишет в соавторстве с Хефферлином и Гудменом основополагаю-щий труд «Гештальт-терапия», прозванный «библией гештальтистов». В 1952 г. он откры-вает институт гештальт-терапии в Нью-Йорке, а в 1954 г. – в Кливленде. Однако расцвет и признание гештальт-терапии приходится на 60-е годы, когда Перлз переезжает в Эсален, считающийся Меккой гуманистической и экзистенциальной психотерапии новой волны. Именно в этот период он проводит свои знаменитые групповые демонстрации, на которые приезжают люди со всей страны. Проводит ярко, убедительно, демонстративно и крайне эффектно. Тогда появляется знаменитый «горячий стул», который Перлз ставит рядом с собой и предлагает любому желающему из зала выйти и сесть, чтобы поработать с ним. А также – «пустой стул», который используется, чтобы клиент мог вступить в диалог с от-сутствующим персонажем (родителем, частью себя, образом из сна и т.д.). Благодаря сво-ему мастерству и харизме Перлзу удается в течение этих коротких демонстрационных сес-сий помочь людям продвинуться там, где они безрезультатно топтались на месте годами, проходя аналитическую терапию. С одной стороны, это позволяет резко повысить попу-лярность нового психотерапевтического направления, с другой – оказывает ему дурную услугу, создавая репутацию высоко эффективной, но краткосрочной и весьма фрустри-рующей терапии. А пустой стул на долгое время становится «фирменным знаком» геш-тальт-терапии.
После смерти Перлза в 1970 г. его последователям постепенно пришлось творчески перерабатывать доставшееся наследство, как в плане теории, так и в плане определения акцентов в том, что является основами технического арсенала гештальт-терапии.

Теоретические основы и истоки Гештальт-терапии.
1. Психоанализ.
Не смотря на то, что Перлз активно критиковал психоанализ, именно эта критика позволила сформироваться гештальт-терапии как направлению. Перлзом заимствована, в пересмотренном виде, психоаналитическая теория личности с трехкомпонентной структу-рой, представление о сопротивлении, описания некоторых механизмов, называемых в анализе защитами, представления В.Райха о панцире характера, как основе невроза. Меж-ду аналитиками и гештальтистами идет активный обмен идеями и техниками: принцип «здесь и сейчас» давно активно используется аналитиками, некоторые гештальт-терапевты начинают приходить к необходимости соблюдения принципа нейтральности в терапии и в дополнение к теоретическим положениям гештальта используют и аналитиче-ские модели (например, теорию нарциссизма Кохута, аналитические теории развития Ма-лер, Эриксона, Штерна). Многие в настоящее время рассматривают гештальт-терапию, как терапию психоаналитического направления.
2. Теория поля и гештальт-психология.
Перлз в своем стремлении ревизии психоанализа использовал в качестве опоры теоретические положения гештальт-психологии и теории поля Курта Левина. В частности, Перлз опирался на позиции холизма, отрицая деление человека на психику и тело, под-черкивая, что не у человека есть тело, но человек и есть это тело и его психические про-цессы - отражение телесных. В результате этого гештальт-терапия занимает уникальное положение среди других направлений, фокусируясь не на мыслях, фантазиях, влечениях, эмоциях, телесных процессах или поведении клиента, а изначально уделяет внимание всем им, в их взаимосвязях. Второй важной особенностью теоретического подхода геш-тальт-терапии стало представление о том, что человек не существует сам по себе, а его существование может быть рассмотрено как единое поле организм/среда, регулируемое и направляемое силами процессов существующих в этом поле. Разность этих процессов формирует между ними границу, которая в гештальт-терапии называется контактной гра-ницей или границей контакта. Процесс, формирующий эту границу, назван в ГТ селф (self, самость). Перлз подчеркивает, что психическое существует и может быть проявлено толь-ко в процессе контакта с чем-либо и никак иначе. Этот процесс контакта между self и дру-гими и представляет собой образование и разрушение гештальтов, целостных образов, включающих в себя фигуру и фон. Незавершенный гештальт, т.е. гештальт-конфигурация которого не удовлетворяет субъекта, например не удовлетворяет его потребность, насы-щен энергией, возбуждением и стремится к завершению. Таким образом, субъект будет снова и снова конфигурировать поле таким образом, чтобы попытаться завершить эту си-туацию. Человек, испытывающий голод, снова и снова сканирует среду, до тех пор, пока не сформирует такую конфигурацию, в которой сможет удовлетворить эту потребность. Человек, получивший оскорбление, снова и снова прокручивает в голове ситуацию, что-бы прийти к более удовлетворяющему варианту хотя бы в воображении. В случае, когда незавершенный гештальт относится к давнему прошлому это может вести к повторяюще-муся поведению в отношениях (например, воспроизведение с партнером паттернов дет-ско-родительских отношений) и т.д.
3. Экзистенциальная философия и феноменология.
Экзистенциально-феноменологический подход, основателем которого считается такой известный философ как Гуссерль, а в психологии, психотерапии и психиатрии его развитием занимались не менее известные фигуры, такие как Бинсвангер, Мэй, Ясперс и другие, оказал большое влияние на психологию и психотерапию новой волны. Экзистен-циально-феноменологический подход предполагает, что единой для всех реальности не существует. Каждый человек существует в своей реальности, которая отличается от ре-альностей других людей. Кроме того, эта реальность не является некоей константой, но меняется с течением времени, а также под влиянием пережитого человеком опыта. Таким образом, задачей психотерапии является помочь понять субъекту, как именно организова-на его собственная реальность, как он ее организовал таким образом и как эта картина ре-альности помогает или мешает ему во взаимодействии с другими людьми. Задачей геш-тальт-терапии является помочь человеку исследовать его собственную реальность и с по-мощью экспериментирования с ней в безопасной обстановке терапии получить и интегри-ровать новый опыт, расширяющий его представление о ней.
4. Дзен.
Дзен (в Китае – чань) или дзен-буддизм одно из наиболее оригинальных направле-ний восточной философии, которое опирается, прежде всего, на практику и считает, что только собственный чувственный опыт имеет ценность в познании мира субъектом. Учи-теля дзен ставят своей задачей поместить ученика в такие условия, в которых он мог бы перестать опираться на свой ум и воспринимать действительность непосредственно. В дзен такое состояние сознания называется сатори.
Не смотря на то, что занятия самого Перлза дзен, по слухам не привели к успеху, он, однако, довольно часто в своей практике использовал тот же подход, призывая своих клиентов оставить свой ум и обратиться к чувствам.

Основные понятия теории гештальт-терапии и их практическое применение.

Теория поля.
Малколм Парлетт сформулировал 5 основных принципов полевой парадигмы в гештальт-терапии:
1. Принцип организации.
Это значит, что "смысл вытекает из изучения общей ситуации, совокупности сосу-ществующих фактов". [Парлетт, 1991]. Так, в гештальт-теории поля, не существует такого понятия, как "чисто" интрапсихическая деятельность. То, что мы думаем, чувствуем и де-лаем основывается на нашем взаимодействии с окружающей нас средой в данный момент. Терапевт в построении своих интервенций и попытках осмысления происходящего может опираться на то, что все, что происходит в сессии с ним или с клиентом взаимосвязано. Например, ощущение скуки у терапевта может быть поводом задуматься, что такое делает клиент, что бы эта скука возникла, и можно обсудить с клиентом, как он создает скуку в контакте с окружающими.
2. Принцип современности.
Это гештальтистское "здесь и сейчас". На нас не влияет прошлое, которое больше не существует для нас. На нас влияют наши воспоминания о прошлом (и нам выбирать, какие из множества наших воспоминаний мы привносим в настоящее время) и наши ожи-дания и уроки из нашего прошлого. Все это присутствует в поле в настоящем, как и все, что напоминает в поле о прошлом (люди, фотографии и ситуации, которые в некотором смысле параллельны прошлым событиям). Люди регулярно меняют структуру того, как они помнят, и как они относятся к урокам детства, в т.ч. в процессе терапии.
Гештальт-терапевт не избегает обсуждения прошлого клиента, но для него важно, что, как и зачем повторяет клиент из этого прошлого в настоящем. Например, если кли-ент говорит о том, что его родители часто критиковали его, то интересно исследовать, как и зачем клиент продолжает критиковать себя сейчас, повторяя родительское поведение.
3. Принцип уникальности.
«Каждая ситуация, и каждое поле человек - ситуация уникальна". [Парлетт, 1991]. Геш-тальт-терапевт не может механически реагировать на клиентов. Терапия создается, чтобы соответствовать конкретному терапевту, клиенту, и жизненной ситуации клиента. Все обобщения являются предварительными и могут меняться, где это оправдано. Гештальт-терапевт использует гипотезы, но не стремится их подтвердить и не опирается на них, а проверяет и меняет в зависимости от полученной реакции. Ни одна сессия ни с одним клиентом не похожа до конца на другую, и точно также отличаются тактики и техники психотерапевта. Фактически гештальт-терапевт каждый раз создает технику снова под данную ситуацию.
4. Принцип изменяющегося процесса.
Поле постоянно меняется. В гештальт терапии, гомеостаз и творчество идут рука об руку. Человек стремится прийти к какому-то равновесию с его средой (гомеостаз), но это не может быть консервативным актом, поскольку поле меняется, и то, что работало прежде, часто не работает сейчас. Поэтому мы должен изобретать новые способы балан-сирования между потребностями, интересами и возможностями окружающей среды (творчество). Частый запрос клиента «сделайте как раньше» невозможно выполнить по определению. Нельзя повторить ситуацию, можно лишь понять, как она изменилась, и ка-кое новое поведение будет ей соответствовать. Задачей терапии является не удерживать гомеостаз, но помочь клиенту научиться творчески приспосабливаясь к изменяющейся ситуации, проживать чувства, связанные с этими изменениями, и каждый раз восстанав-ливать его на новом уровне.
5. Принцип возможной значимости.
Он гласит, что любая часть поля, возможно, имеет отношение к ситуации, и, воз-можно, к ней придется обратиться. Такой частью поля может быть фантазия клиента или терапевта, чувство, воспоминание, ассоциация. В зависимости от того, внесем мы это или нет в диалог с клиентом, будет зависеть, что будет происходить с полем дальше, и как оно будет меняться.

Сознавание и осознавание.
Сознавание (awareness) и осознавание (consciousness) являются одновременно од-ними из основных теоретических понятий и «техник» ГТ. Сознавание – проживание, пе-реживание. Это полная вовлеченность, включенность в процесс, объединяющая одновре-менно восприятие, понимание и действие. Awareness всегда относится к ситуации здесь-и-сейчас, соответствует актуальной потребности организма, характеризуется спонтанным сосредоточением, концентрацией. Сознавание – невербально, оно есть целостное воспри-ятие переживаемого и творимого субъектом опыта. Основатели ГТ делали больший ак-цент на сознавании, нежели на осознавании (consciousness). Перлз выделял три зоны соз-навания внутреннюю – ощущения тела, внешнюю – процессы внешнего мира, среды и среднюю (фантазии, воображение, мечты, планы). Важно не только то, чем заполнены эти зоны, но и как они связаны между собой. Например, как сознавание присутствия другого человека сменяется фантазиями по поводу того, что он думает, и чувством страха того, что это может оказаться негативная оценка.
Задача ГТ поддерживать и расширять сознавание клиента, обращая его внимание как на то, что он сознает, так и на то, что он избегает сознавать. Избегание может касаться как отдельных переживаний (страха, стыда, вины, гнева, тревоги), так и целой зоны. На-пример, клиент может быть в основном в средней зоне, т.к. обращение к внутренней зоне вызывает неприятные для него чувства или ощущения.
Сознавание целительно, т.к. став его фокусом, чувство или воспоминание начинает переживаться, трансформируясь при этом в более оптимальную форму. Например, безот-четный страх может приобрести объект в виде конкретной опасности и действия по защи-те от нее.
Осознавание (consciousness) – понимание, подразумевает участие рефлексии, вер-бализации, называния переживаемого опыта, или описания его с помощью другой знако-вой системы. Осознавание придает непосредственно переживаемому опыту структуру, в т.ч. меняя при этом уже сложившиеся структуры понимания происходящего. Примером такого осознавания может служить инсайт – озарение, при котором все предыдущие со-бытия приобретают новое значение, смысл, а приобретенный опыт получает возможность быть распространенным на новые жизненные ситуации будущего.
Поддерживать осознавание – обозначение и структурализацию переживаемого опыта не менее важно, чем поддерживать сознавание клиента, т.е. проживание им этого опыта.

Феноменологический подход, позиция терапевта. Диалог.
Как уже говорилось, с точки зрения экзистенциально-феноменологического подхо-да картина мира каждого человека индивидуальна и уникальна. Каждый человек строит ее по-своему, исходя из своих убеждений, представлений, опираясь на полученный опыт. Взаимодействие клиента и терапевта это встреча двух миров, и от того, как она будет про-исходить, зависит разворачивающийся в дальнейшем процесс. В этой связи нелишне пом-нить следующее:
1. Картина мира клиента и терапевта различна. То, что очевидно для клиента, не всегда очевидно для терапевта и наоборот.
2. Задачей терапевта является:
а) минимизировать влияние собственных искажений (убеждений, представлений) в вос-приятии как своей собственной картины, так и картины клиента;
б) минимизировать влияние своих ожиданий, стремлений, надежд, связанных с клиентом, на процесс взаимодействия с ним, и если вносить их, то делать это осознанно (в связи с этим некоторые гештальт-терапевты призывают даже к возврату к аналитической ней-тральности);
в) понимать, что язык клиента может существенно отличаться от языка терапевта в отно-шении того, какие значения присваиваются словам (особенно касается абстрактных зна-чений).
Поэтому необходимо тщательно и последовательно прояснять, как именно устрое-на картина мира клиента, какими значениями наделяет он отдельные феномены, как в его представлении эти феномены связаны друг с другом и т.д. Это прояснение в форме вопро-сов «что ты имеешь в виду», «как ты понимаешь, что это так», «что это значит для тебя», «что ты под этим подразумеваешь», «зачем тебе это», «как тебе с этим», «как ты к этому относишься», «что ты при этом чувствуешь», не только помогает терапевту понять мир клиента, но и самому клиенту в процессе объяснения лучше разобраться в происходящем.
Позиция гештальт-терапевта не означает полной нейтральности. Скорее она может быть охарактеризована как уважительно-симпатизирующе-нейтральная. Уважение подра-зумевает право клиента на его собственную позицию и взгляд на мир, симпатия - сочувст-вие тому, как клиент переживает свое бытие в мире в этой позиции, а нейтральность - от-сутствие личных мотивов терапевта к изменению позиции или переживаний клиента. Эд-вин Невис описывает позицию терапевта как совокупность 4 действий: присутствия, при-верженности, включености и самораскрытия.
Приверженность. Терапевт берет на себя обязательство быть вместе с клиентом на протяжении всего времени терапевтической сессии, не оставляя его в одиночестве ни на минуту. Тем самым терапевт показывает свою готовность выносить клиента, не смотря на любые его проявления, и не уходить из пространства терапии, не бросая его и не отвергая как личность в целом.
Включенность. Терапевт остается включенным в происходящее во время сессии, как с ним самим, так и с клиентом. Он не избегает ни своих собственных чувств, ни чувств клиента. Кроме того, позиция включенности, подразумевает, что терапевт пытается понять мир клиента и предположить, как бы он чувствовал себя при таком его видении.
Присутствие. Терапевт при этом остается живым человеком, со своими чувствами, отношением к происходящему, собственной картиной мира. Несмотря на то, что терапевт стремится минимизировать влияние собственных интенций (намерений, желаний, ожида-ний) в поле среда/клиент/терапевт, он не исключает их полностью, обозначая, как собст-венную позицию. Каждый терапевт сам подбирает ту степень присутствия, которая для него переносима в контакте с клиентом, а так же, которая переносима для клиента в дан-ный момент терапии.
Самораскрытие. Самораскрытие является частью присутствия и руководствуется теми же принципами. Сообщения терапевта о себе, своем опыте, своих чувствах, своей картине мира, необходимо строго дозировать, исходя из способности клиента восприни-мать их. Тем не менее, их наличие позволяет клиенту воспринимать терапевта как другого человека, со своими особенностями, опытом, на которого можно в чем-то опереться, по-лучить поддержку и сочувствие, а так же сравнить картины мира, получив представление о том, что на его ситуацию возможен альтернативный взгляд.

Диалог.
Процесс взаимодействия клиента и терапевта в ГТ рассматривается как диалог, т. е. процесс обмена информацией, а также эмоциональным и чувственным содержанием. Со-гласно М. Буберу, диалог является основой существования человека и его потребностью. «Я так же нуждаюсь в другом, как и в самом себе». Неудивительно, что в отсутствии дру-гих людей, человек часто прибегает к внутреннему диалогу. В тоже время вступить с дру-гим в диалог достаточно сложно. Этому мешает тревога, страхи, стыд. Часто люди гово-рят так, чтобы одновременно быть и не быть услышанными. Другие не верят, что их могут услышать. Третьи по привычке продолжают внутренний диалог, сами себе задавая вопро-сы и сами на них отвечая. Для того чтобы поддерживать диалог терапевт должен быть ему привержен, стремится к нему, активно присутствовать в нем, быть включенным в то, о чем говорит другой, стремиться его слушать и слышать. Диалог в ГТ не только вербаль-ный обмен, но и эмоциональный. Важно, чтобы клиент успел не только сказать, но и осоз-нать и прочувствовать сказанное. В обычной жизни мы стремимся зачастую «рассказать побыстрее». В диалоге в ГТ это бессмысленно. Существует предел скорости, с которой человек способен прожить то, что ему говорят, и отреагировать на это. Важно, чтобы те-рапевт поддерживал ту скорость разговора, которая ему удобна, а не ту, к которой будет по привычке стремиться клиент. Терапевт, особенно на первых порах, может направлять процесс диалога с клиентом, обращать внимание на то, что он есть, слышит клиента, готов реагировать на сказанное, например «я услышал тебя», «скажи это мне», «что с тобой происходит сейчас, когда ты мне об этом рассказываешь», «зачем ты рассказываешь об этом мне» «важно ли тебе услышать что-то в ответ» и т.д. В начале работы с клиентом поддержание диалога с ним позволяет клиенту увидеть терапевта, оценить его степень безопасности, готовность быть рядом, поддерживать и в тоже время не вторгаться, уважи-тельно относясь к границам клиента. Это в свою очередь позволяет создать безопасное экспериментальное пространство, в котором клиент может исследовать границы своего мира, опыта и экспериментировать с ними, получая новый опыт.

Эксперимент.
Эксперимент является основой гештальт-терапии. Важно, чтобы эксперимент, ко-торый предлагает терапевт исходил из контекста беседы, запроса клиента и предлагался на рассмотрение клиента, именно как способ получения нового чувственного опыта, а не как упражнение, которое «надо» выполнить. Клиент должен принять осознанное решение выполнять или не выполнять предложенный эксперимент. Существует несколько стан-дартных типов экспериментов в ГТ, о которых будет идти речь ниже, например осознава-ние чувств, желаний, выражение чувств, присвоение проекций, разворот ретрофлексии во вне. Но на самом деле каждый эксперимент уникален и обычно придумывается терапев-том по ходу, ориентируясь на текущую ситуацию. Нельзя настаивать на проведении экс-перимента. Лучше предложить клиенту рассмотреть ситуацию отказа как очередной экс-перимент: «вот ты сейчас отказался делать это, и с чем для тебя это связано», «чего ты из-бежал», «зачем», «как тебе это».

Сопротивление.
В связи с выше сказанным уместно рассмотреть вопрос о подходе к сопротивлению в гештальт-терапии. В отличие от психоанализа, где сопротивление рассматривается как деструктивная сила, препятствующая процессу терапии, и которое предлагают анализиро-вать, обходить или преодолевать, в ГТ сопротивление рассматривается как позитивный процесс поддержания клиентом своих границ. При возникновении сопротивления геш-тальт-терапевт скорее предложит исследовать его, осознать, что за ним стоит, чем оно по-могает клиенту, от чего защищает и т.д.

Теория селф.
Как уже говорилось, с точки зрения гештальт-подхода, психическое существует и проявляется только в процессе контакта с чем-либо. Этот контакт осуществляется посред-ством т.н. контактной границы и его процесс и есть самоактуализация селф. Таким обра-зом, селф скорее процесс, нежели структура. Основу этого процесса составляют иденти-фикация (это Я) и отвержение (это не Я). Согласно Перлзу, что есть я (селф) может быть понято только через противопоставление с другими. Селф имеет три аспекта или три ре-жима функционирования, названия которых сходны с используемыми в психоанализе, но содержание отличается. Первый режим – Ид (Id), может быть обозначен, как «я чувст-вующее, ощущающее, испытывающее потребность в чем-либо». Ид – восприятие поля ор-ганизм/среда субъектом.
Ид функция это чувственное переживание данности существования. Сознавание – в основном переживание ид функции. Нормальная способность ощущать, чувствовать яв-ляется основой существования человека.
Следующий режим – функция персоны (Personality). Персона – это то, как субъект описывает поле, каким является он сам и окружающий мир в его представлении. Также функция персоны включает в себя представления о том, что для человека важно, его цен-ности и убеждения. Персона содержит опыт и меняется по мере его получения. Если ид – это ощущения, переживания и желания, то персона – описания, оценки, представления и значения.
Последний режим селф – Эго функция (Ego). Как уже говорилось, в режиме эго субъект производит разделение поля на «я» и «не я», принимая, идентифицируясь и от-вергая. В этом разделении на «я» и «не я» в режиме эго человек также приобретает спо-собность планировать, выбирать и действовать.
Нарушения функции селф представлены дисбалансом между отдельными функ-циями. Например, преобладанием в поведении опоры на функцию персоны, делании того, что правильно, без учета того, что хочется, и того, что надо, не выбирая. Так же можно говорить о слабости и недостаточной сформированности функций: слабой способности различать ощущения и чувствовать потребности (ид); слабой структурированности опыта, представлений о себе и мире (персона); трудности принятия решений, избегания выбора, ответственности (эго).
Обращение терапевта в диалоге с клиентом к той или иной функции селф, поддер-живает и «тренирует» ее. Так вопросы «что ты сейчас чувствуешь», «чего бы тебе хоте-лось», «как тебе это» адресованы к функции Ид. «Что ты об этом думаешь» «что это для тебя означает» «как ты себе это представляешь» «как ты к этому относишься» - к функции персоны. И, наконец, – «что ты хочешь», «что ты планируешь делать», «что ты выбира-ешь» - скорее к функции Эго.

Цикл опыта.
Последовательность процесса взаимодействия между селф и другими на границе контакта в гештальт-подходе описывается как цикл контакта/избегания или цикл опыта. В нем можно выделить 4 этапа: преконтакт, контактирование, полный контакт и посткон-такт. В идеале, до преконтакта организм находится в покое, слиянии со средой. Границы контакта не существует. Однако на деле, чаще присутствует некоторое слабое, недиффе-ренцированное возбуждение, либо привнесенное из прошлых незавершенных циклов, ли-бо связанное с некоторой хронической напряженностью поля. Преконтакт начинается с того, что это недифференцированное телесное ощущение нарастает и становится фигурой, человек чувствует, что его что-то волнует, тревожит, он в чем-то нуждается. По мере на-растания возбуждения оно начинает искать себе источник или объект, т.е. что его вызыва-ет или что может его удовлетворить. При этом возбуждение становится фоном, а фигурой - объект. Этот процесс называется контактированием. В процессе контактирования актив-но включается эго функция субъекта, которая участвует в выборе объекта, а также спосо-ба обхождения с ним. Контактирование завершается выбором объекта, а так же способа контактирования с ним (избегания, уничтожения, манипуляции, вступления в контакт и т.д.). После этого субъект вступает в полный контакт с объектом. Суть контакта зависит от той, потребности, которая актуальна для субъекта, это может быть:
1) избавление от объекта путем бегства или его уничтожения, а также контакт с ним с це-лью сделать его безопасным другим способом (потребность в безопасности);
2) его поглощение и ассимиляция (потребность в получении внимания, тепла, любви, пи-щи и т.п.);
3) передача объекту (чаще субъекту) контакта избытка внутренней энергии (любви, тепла, заботы).
Завершение контакта сопровождается переходом к следующему этапу. Посткон-такт представляет собой ассимиляцию результата полного контакта, эмоциональную и ин-теллектуальную интеграцию полученного опыта.
В процессе терапии отслеживание прохождения клиентом цикла опыта является хорошим ориентиром для терапевта в понимании происходящего, а успешное завершение цикла – возможным критерием окончания эпизода или сессии в целом.
В процессе диалога с клиентом, терапевт может направлять его внимание на созна-вание и осознавание этапов цикла.
На этапе преконтакта удачным могут быть вопросы, адресуемые к ид функции кли-ента: «что ты сейчас чувствуешь» «чего бы тебе хотелось». Дальнейшее прояснение под-держивает переход к контактированию: «с чем связано это чувство» «от кого бы этого хо-телось» «как бы ты мог это получить/сделать», «какие у тебя есть варианты», «что ты планируешь», «что выбираешь» и т.д. Иногда бывает необходимо немного поддержать сам переход к полному контакту «давай, попробуй сделать это» «скажи это» и т.п. Этап постконтакта является особенно важным, т.к. именно на этом этапе происходит интегра-ция полученного опыта, и многие клиенты склонны его проскакивать. Здесь терапевту стоит остановить клиента, привлечь его внимание вопросами «что сейчас с тобой», «что ты чувствуешь сейчас, после этого», «как тебе это», «как тебе то, что ты сделал» и т.п.

Прерывания цикла опыта.
Термин «прерывание» не совсем корректен, так как обозначаемые им феномены на самом деле не всегда прерывают цикл опыта, а могут так же являться и составными час-тями его этапов. Перлзом, Хефферлином и Гудменом было выделено 5 основных типов прерывания цикла контакта: слияние (конфлюэнция), интроекция, проекция, ретрофлек-сия и эготизм. Позже другими авторами было добавлено еще 2 – дефлексия и профлексия.
Слияние (конфлюэнция) отсутствие границы между селф и чем-либо. Слияние в норме предшествует циклу контакта и является его кульминацией в момент полного контакта с ассимилируемым объектом. Чрезмерность слияния ведет к недиффиренцированности, от-сутствию разделения, нечеткости представлений. В речи это может отражаться изобилием общих слов, абстрактных понятий, частое использование местоимения «мы» и генерали-заций (все, всякий, всегда). Слияние может быть прерыванием контакта, когда возбужде-ние или тревога, связанные с выходом из него, воспринимаются как неестественные и пу-гающие. В этом случае клиент, как правило, стремится избавиться от тревоги, расслабить-ся, успокоиться, вместо того, что бы реализовать ее возбуждение в действие по удовле-творению потребности. Тактика работы терапевта с чрезмерным слиянием заключается в экспериментах, направленных на осознание себя, отличия между собой и другим, замене слова «мы» на «Я», а так же проживания тревоги, связанной с заявлением о себе, предъяв-лением себя.
Другой проблемой, связанной со слиянием, может быть страх слияния, боязнь ис-чезнуть, раствориться, отсюда избегание расслабиться, остановиться, вступить в контакт, стремление к самодостаточности. Здесь, наоборот, тревогу вызывает слияние. В основе таких переживаний часто лежит страх смерти, а также отсутствие базовой безопасности и доверия.
Итроекция – делание чего-то внешнего частью себя без ассимиляции. В результате интроекции возникают интроекты. Интроекты проявляются в речи высказываниями «на-до», «должен», «так положено», «обязан» и также часто сочетаются с генерализациями. Интроекты - убеждения, представления, которые не осмысляются субъектом, он не в со-стоянии ответить на вопрос, почему или зачем это так. Интроекты являются способом снижения тревоги, а также путем усвоения слишком сложных понятий. Например, паци-ент, испытывающий слишком сильную тревогу, может нуждаться в интроективных дирек-тивных инструкциях врача, указывающих, какие действия следует предпринимать, чтобы избежать непереносимых переживаний. Язык также, по сути, является совокупностью ин-троектов, т.к. редко кто осознает связь между понятием и словом, которое его обозначает, а, как правило, просто принимает, что это называют так и все.
Интроекты часто являются объектом работы в гештальт-терапии. Встречаясь с долженствованием, терапевт предлагает клиенту «разжевать» его, сделать более понят-ным, расспрашивая «что случится, если этого не сделать», «зачем это надо делать» и т.д. Надо быть готовым к тому, что за значимыми интроектами может скрываться иррацио-нальный страх «если я не буду делать так, то случится что-то ужасное», который может потребовать дальнейшего прояснения или даже проработки травматического опыта, стоя-щего за этим.
Проекция по своему механизму обратна интроекции, т.е. при проекции наоборот часть себя (чувство, желание, потребность, намерение) отторгается и приписывается ок-ружающему миру. В норме проекция является частью процесса контактирования, когда, выбирая объект или тактику взаимодействия с ним, мы строим предположения о свойст-вах объекта или субъекта и его возможных реакциях на наши действия. Однако проекция может быть и способом избегания контакта, если речь идет, например, об отвергаемых в себе качествах, чувствах или желаниях, или же если предположения сделанные об объекте не проверяются, а принимаются на веру, и на основании их переходят к полному контак-ту.
В работе с проекциями можно выделить три важных момента. Первое — это выяв-ление проекции. Проекцию можно определить по тому, как человек в своей речи склонен часто говорить о других (он, она, они, ты), а также высказываться о намерениях, чувствах, желаниях других людей в уверенном безаппеляционном тоне. Например, «что это ты та-кой грустный?» вместо «мне кажется, что ты грустный». Второй момент — это экспери-мент по присвоению проекции. Такого рода эксперименты обычно особенно эффективны, когда клиент описывает другого человека, акцентируясь на его качествах, о которых вы-сказывается особенно эмоционально. В этом случае можно предложить клиенту побыть таким человеком или существом, рассказать от первого лица, какой он, что чувствует, как себя ведет, и поискать, что из этого может доставлять клиенту удовольствие. Повышение возбуждения клиента при разыгрывании роли свидетельствует о том, что происходит при-своение отторгнутой части селф. Если клиент смущается, когда ему предлагают разыграть роль, то эксперимент по присвоению проекции можно осуществить в режиме диалога, предложив клиенту, например, представить себе, как он делает что-то, или, спросив его, как обстоят дела с качествами, которые он описал у другого, у него самого. Третий мо-мент в работе с проекциями — это эксперимент с проверкой проекций. В этом случае ко-гда клиент проецирует, например, говорит, что ему кажется, что его осудят, его можно расспросить, как он узнает, что его могут осудить, а так же предложить, в эксперименте, проверить, осуждают ли его (например, участники группы или терапевт) на самом деле, спросив их об этом.
Ретрофлексия – разворот энергии действия, адресованного во вне, на себя или ос-танавливание направленного во вне действия. При ретрофлексии человек делает себе то, что хотел бы сделать другому, или останавливает действие, направленное на другого, а также делает себе то, что хотел бы получить от окружающих. Ретрофлексия может быть нормальным способом саморегуляции, в виде откладывания выполнения желания в не-подходящей для этого ситуации, а также способом удовлетворения желания, тогда, когда рядом нет никого, кто мог бы это сделать. Также ретрофлексия лежит в основе мышления, обдумывания, самоподдержки, заботы о себе и т.д.
При чрезмерной ретрофлексии человек лишен способности использовать поддерж-ку окружающих. Ретрофлексия лежит в основе депрессивного невроза, а также соматиза-ции многих психических переживаний. Ретрофлексия может быть замечена по действиям, например, человек начинает ударять себя по колену, сжимает одну руку другой, начинает поглаживать себя, как бы успокаивая и т.д. В речи признаком ретрофлексии может быть указание на то, что действия адресованы себе самому (злюсь на себя, обижаюсь на себя, забочусь о себе). Перлз говорил о том, что чувство вины это чаще всего обида, адресован-ная другому, но направленная на самого себя.
При работе с ретрофлексией применяются эксперименты с т.н. раскрытием рет-рофлексии: совершением остановленного действия, а также поиском того, кому это дейст-вие адресовано. При навязчивой самостоятельности примером эксперимента может быть действие, связанное с просьбой о поддержке (внимании, сочувствии, заботе), и получению поддержки и т.п. от другого человека. В диалоге, когда человек говорит о том, что он ис-пытывает сильные чувства (злость, обиду, раздражение, стыд) на себя, можно спросить его о том, на кого еще могли бы быть направлены эти чувства, и, в дальнейшем, предло-жить ему в качестве эксперимента попробовать их высказать.
В некоторых случаях, когда действие не разворачивается, или имеет место отчет-ливое противостояние двунаправленного движения, то имеет смысл раскрывать ретроф-лексию через проекцию. При этом движение разбивается на два компонента (например движение и удержание его). При этом каждая из частей (субличностей) идентифицируется клиентом, наделяется им какими-то качествами, стремлениями, чувствами и желаниями. Происходит поочередное принятие проекций, после чего предлагается эксперимент с пси-ходраматическим диалогом между конфликтующими частями, в ходе которого терапевт выступает посредником в решении возникшего конфликта.
Эготизм обычно встречается в самом завершении этапа контактирования и заклю-чается в том, что клиент тщательно взвешивает все за и против вступления контакта, пы-таясь довести предполагаемый результат до совершенства. Иногда на такие усилия расхо-дуется вся энергия, и клиент решает, что «раз так, то и продолжать не стоит», «обойдусь». Нормальный, здоровый эготизм необходим в тех случаях, когда результат крайне важен и необходим точный расчет. При привычном, невротическом эготизме, субъект может та-ким способом систематически оставаться неудовлетворенным в поисках совершенства. Работа с эготизмом в терапии заключается в осознавании клиентом этого механизма и экс-периментировании с риском быть не совершенным, по известному принципу «лучше сде-лать и жалеть, чем не сделать и жалеть».
Дефлексия отчасти похожа на ретрофлексию, однако если при ретрофлексии энер-гия направляется клиентом на себя, то при дефлексии она просто рассеивается в различ-ных направлениях или направляется на другой внешний объект, по известной английской поговорке «не можешь пнуть соседа – пни его собаку». Так же к дефлексии относят раз-личные способы разрядки возбуждения, такие как физическая нагрузка, смех и т.п. В нор-ме дефлексия служит снятию избытка возбуждения, мешающего целенаправленным дей-ствиям. При неврозе дефлексия становится привычным способом утилизации возбужде-ния и не ведет к удовлетворению потребности. Работа с дефлексией сводится к осознава-нию этого механизма и экспериментированию с волевым приостановлением дефлексив-ных действий. Например, «что будет, если ты скажешь тоже самое серьезно, без улыб-ки?».
Профлексия - делание другому того, что хотелось бы получить самому. По сути, профлексия представляет собой комбинацию ретрофлексии и проекции, и работа с ней аналогична работе с этими прерываниями.

Слои невроза.
Перлз впервые описал этот феномен как слои невроза, подразумевая, что в процес-се терапии эти слои снимаются один за другим, подобно луковице, пока не остается серд-цевина. Он подчеркивал, что это описание не структуры нормального человека, а невро-тика. Существует и другая точка зрения, согласно которой Перлзом скорее описаны уров-ни, на которых существуют все люди, переходя с одного на другой, более или менее сво-бодно. Эти уровни могут быть рассмотрены как защита от тревоги, связанной с переходом на следующий уровень.
1. Уровень клише.
На этом уровне контакт очень поверхностен и представлен «ритуальными», ничего не значащими фразами, когда вопрос «как дела» не предполагает ответа о том, как они идут на самом деле. На этом уровне мы как бы прощупываем другого, привыкаем к нему, убеждаемся в его безопасности и готовности продолжать общение с нами. Застревая на этом уровне человек, делает свое общение формальным, пустым, не насыщенным.
2. Уровень ролей и игр.
Здесь уже общение становится более активным и представлено разыгрыванием «стандартных положений». Субъект при этом присутствует в контакте не как живой чело-век, а как некая роль, функция и ожидает от другого аналогичного ответа. Например, если человек выступает в роли «заботливого папочки», то он ожидает что другой будет в ответ разыгрывать «благодарного и послушного сына» и т.п. Ролевое поведение конфигурирует окружающую среду и служит безопасным конвенциональным способом удовлетворения потребностей человека. Разыгрывание ролей способствует защите от тревоги и неопреде-ленности, однако оно же и ограничивает, оставляя ощущение неудовлетворенности, пус-тоты и скуки. Например, профессиональное выгорание психотерапевтов отчасти связано со стремлением ограничивать себя ролью терапевта, а не присутствовать в сессии цели-ком, как человек.
3. Уровень тупика.
Оставшись без роли или отказавшись от нее в связи с неудовлетворенностью, чело-век попадает в тупик, состояние неопределенности, хаоса, в котором актуализируются все тревоги и страхи. Естественным стремлением является уйти от этой неопределенности, неизвестности во что-то знакомое и понятное, например, вернуться к прежней роли или начать играть новую. Если это не удается, то клиент может впасть в депрессию, сформи-ровать у себя приступы тревоги, паники, непонятных телесных ощущений или фобий. По-сле чего придет к новой роли – роли пациента. Однако есть и другой путь – проживание и принятие опыта собственного отчаяния, страха и бессилия. Только прожив этот опыт при поддержке терапевта, клиент получает доступ к собственной ранее блокированной и из-бегаемой энергии.
4. Уровень имплозии (внутреннего взрыва).
Перейдя на этот уровень, клиент сталкивается с переживанием огромного внутрен-него напряжения, как бы сжатой пружины, готовой в любой момент распрямиться. Иногда этот уровень описывают как уровень смерти, и это действительно так: в этот момент что-то старое умирает, что бы что-то новое могло родиться. На этом уровне человеку прихо-дится отказываться от иллюзий, пустых надежд, бессмысленных привычек, стесняющих стереотипов, ложных представлений о себе и т.п.
5. Уровень эксплозии (внешнего взрыва).
Переходя на этот уровень, человек рискует снизить контроль и высвобождает на-копленную энергию в акте полного естественного реагирования, становясь на какой то момент полностью живым, непредсказуемым, спонтанным и естественным. Описано 6 ви-дов взрыва: 1) взрыв горя; 2) взрыв радости (счастья) смеха; 3) взрыв гнева (ярости); 4) взрыв-разрядка заблокированного сексуального возбуждения (оргазм); 5) взрыв блоки-руемой нежности и любви к другим людям; 6) взрыв открытости к получению любви, нежности и других чувств от людей.
Большинство людей не могут находиться все время на этом последнем уровне, од-нако в процессе терапии они получают опыт все более легкого выхода на него и свободно-го перехода с уровня на уровень.

Перенос и контрперенос.
Модель уровней невроза Перлза позволяет объяснить с точки зрения гештальт-теории описываемый в психоанализе феномен переноса и контрпереноса. В этой модели перенос представляет собой фиксацию клиента в некоей роли, из которой он пытается на-вязать (спроецировать) терапевту также некую роль, комплиментарную своей. Например, пациент/целитель, дочка/мама, ученик/гуру, бедная крошка/заботливый папочка и т.д. В начале терапии такой перенос, как правило, позитивен и связан с ожиданиями и надежда-ми возлагаемыми на терапевта. Однако по мере того, как уровень ролей исчерпывает себя в жизни клиента, и тот сталкивается с уровнем тупика, клиент разочаровывается в тера-певте и пытается навязать ему уже негативную роль: «соблазнитель», «критик», «манипу-лятор», «шарлатан» и т.д. Как уже было сказано, это связано с тем, что клиент испытывает в этот момент высокую степень фрустрации, неопределенности и тревоги. После прожи-вания и переработки негативного переноса, связанного с проживанием боли и разочарова-ния в отношениях со значимыми фигурами прошлого, клиент выходит на 5 уровень, где наконец встречается с терапевтом как с живым, настоящим человеком. В каком то смысле, только после этого и начинаются клиентско-терапевтические отношения. В отличие от аналитиков гештальт-терапевты не поддерживают перенос клиента, а стремятся с помо-щью самораскрытия по возможности дать клиенту почувствовать что из себя представляет терапевт на самом деле, каковы его подлинные чувства, отношение к клиенту и реакции на него.

Некоторые специальные техники гештальт-терапии.
Работа со снами.
Работа со снами также относится к разряду ноу-хау гештальт-терапевтов. Перлз рассматривал сон, как некое экзистенциальное послание сновидцу, понять которое может только он сам. Одним из способов понять это послание Перлз считал путь присвоения проекций, в качестве которых рассматриваются отдельные образы сна. Обычно клиенту предлагается по очереди рассказать о каждом образе сна, описав его как можно более подробно, а затем побыть им, рассказав тоже самое, но уже от первого лица. Другой спо-соб был предложен учеником Перлза Изидором Фромом, который рассматривал сон не как проекцию и зашифрованное послание сновидцу, а как ретрофлексию и зашифрованное послание от сновидца – тому, кому сон рассказывается, например терапевту. В этом слу-чае терапевт может спросить, «как содержание сна, связано с нашими с тобой отношения-ми или тем, что происходило на предыдущих сессиях», «зачем ты рассказываешь этот сон именно мне», «что ты хочешь мне этим сказать» и т.д.
Работа с полярностями.
Перлз считал, что человек организует свой опыт через полярности, противополож-ности: «сильный-слабый», «глупый-умный», «чувствительный-безразличный», «жертва-агрессор» и т.д. В процессе такой поляризации человек может выбирать только одну сто-рону, отвергая вторую. В результате он воспринимает себя односторонне и ограничивает свой опыт. Сталкиваясь с такой ситуацией в терапии, гештальт-терапевт может предло-жить клиенту поэкспериментировать с полярностями. Примером построения такого экс-перимента может быть организация психодраматического диалога с рассаживанием по-лярностей на разные стулья и предложением клиенту по очереди занимать место каждой из них и говорить от ее лица. Обычно такой диалог ведет к сближению полярностей, при-нятию отвергаемой части себя, появлению у клиента большей свободы в движении в кон-тинууме между ними. Иногда, когда диалог затягивается и становится малопродуктив-ным: например, сводится к взаимным обвинениям или нападкам одной стороны в сочета-нии с пассивно агрессивной защитой другой (Перлз описывал это как «собака сверху-собака снизу»), можно предложить клиенту встать в третью, метапозицию, по отношению к беседующим полярностям, и самому «срежиссировать» диалог так, чтобы он мог быть завершен конструктивно.
Работа с метафорой.
Гештальт-терапевты активно используют метафоры при работе с клиентами. Это связано с несколькими моментами. Во-первых, метафора это конденсированное емкое об-разное описание опыта клиента, который в противном случае пришлось бы описывать го-раздо большим количеством слов, при этом так и не добившись возможно необходимой точности. Во-вторых, метафора содержит в себе полное описание опыта клиента, как в его осознаваемой, так и в неосознаваемой части. В-третьих, действие метафоры разворачива-ется в некотором условном пространстве «как если бы», которое более безопасно для об-суждения и исследования. В-четвертых, образный характер метафоры стимулирует креа-тивность клиента при ее исследовании, снимая привычные ограничения картины реально-сти клиента. Можно использовать как те метафоры, которые спонтанно предлагает сам клиент, описывая свою ситуацию («голова раскалывается», «ребенок от рук отбился», «придавило»), так и предложить ему описать ситуацию метафорически, например, как ес-ли бы это происходило в сказке, с каким то сказочным персонажем или животным. В ос-тальном работа с метафорой не отличается от обычной диалоговой работы с историей клиента, когда терапевт подробно помогает клиенту расспросами развернуть метафору, насытить ее деталями, чувствами, переживаниями, и тем самым более четко понять реаль-ную ситуацию. Кроме того, можно предложить клиенту пофантазировать о том, каким бы образом герой метафоры мог бы разрешить ситуацию сам или используя помощь других персонажей.
Аналогично работе с метафорой в гештальт-терапии также могут использоваться арт-техники, например рисунок.

Применение и ограничения ГТ.
Гештальт-терапия имеет достаточно широкий спектр применения и используется:
1) При психологическом консультировании по каким-либо отдельным проблемным ситуациям, а также при кризисах и острых стрессовых событиях.
2) В качестве долгосрочной терапии при работе с затяжными невротическими со-стояниями, личностными расстройствами, зависимостями, нарушениями пищевого пове-дения, психосоматическими больными и психотиками.
3) В качестве терапии личностного роста (еще Перлз впервые отметил, что геш-тальт-терапия слишком хороша, чтобы ограничиваться только клиническим ее примене-нием).
4) В работе с семьями.
5) В работе с детьми.
6) В коучинге и бизнес консультировании.

Ограничения в применении гештальт-терапии можно разделить на объективные и субъективные. К объективным можно отнести типичные противопоказания для всех на-правлений психотерапии: наличие психотических расстройств, существенное снижение памяти и/или интеллекта. Субъективные могут быть подразделены на связанные с клиен-том (низкая мотивация, установка на чудесное исцеление, нереалистичные мотивации, стойкое неправильное понимание роли и места психотерапии) и связанные с терапевтом. О последних скажу особо. Подготовка гештальт-терапевта является длительным, много-летним процессом, включающим в себя изучение теории, отработку практических навы-ков, работу под супервизией и прохождение личной терапии. Несоблюдение этих требо-ваний ведет к тому, что человек «немного поучившись», начинает использовать изучен-ные им «приемы» и довольно быстро обнаруживает, что они «не работают» или работают далеко не со всеми клиентами. В этом смысле, следует отметить, что возможность приме-нения гештальт-терапии, особенно при работе со сложными и клиническими клиентами зависит не от метода, а от опыта и уровня подготовки терапевта.

Заключение.
Таким образом, гештальт-терапия является современным развивающимся направ-лением психотерапии, имеющим развернутую теоретическую базу и большой техниче-ский арсенал. Гештальт-терапия относится к экзистенциально-гуманистической волне и обладает всеми ее особенностями. Гештальт-терапия может быть использована как в виде консультирования, так и в виде долгосрочной терапии практически со всеми типами кли-ентов. Ограничения применения гештальт-терапии совпадают с таковыми у большинства основных направлений.

Контрольные вопросы.
1. Что такое феноменологический подход и в чем его практическая ценность?
2. Значение и место эксперимента в гештальт-терапии?
3. Что такое цикл опыта и как его можно использовать в работе с клиентом?
4. Прерывания цикла опыта и работа с ними?
5. Уровни невроза и их практическое значение в работе с клиентом?
6. Теория поля и ее влияние на мировоззрение терапевта.


--------------------
Алексей Смирнов, психиатр, гештальт-терапевт и просто добрый Фей
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bulubashka
сообщение Oct 4 2007, 06:17
Сообщение #2


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 10 973
Регистрация:
12.3.2007
Из: Россия
Пользователь №: 31



Леш! Минздрав подписался под методичкой по ГТ?
И можно теперь всем ее показывать?
Прибереги, плиз, для меня три экземпляра...официального издания


--------------------
Не бойся того, что жизнь закончится, гораздо хуже, если она так и не начнется!

Булюбашка
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Isidor
сообщение Oct 4 2007, 10:31
Сообщение #3


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 5 239
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Фрязино-С-Петербург
Пользователь №: 23



ЦИТАТА(Bulubashka @ Oct 4 2007, 07:17) *
Леш! Минздрав подписался под методичкой по ГТ?
И можно теперь всем ее показывать?
Прибереги, плиз, для меня три экземпляра...официального издания

Это пока только проект и вряд ли она пойдет через минздрав, будет утверждена на уровне института, а издавать ее не планируется, пойдет как учебное пособие для студентов в электронном виде. Правда если захочется, то можно будет потом, когда утвердят (наверное к концу года), экземпляров 20 в какой нибудь типографии отпечатать для раздачи интересующимся.


--------------------
Алексей Смирнов, психиатр, гештальт-терапевт и просто добрый Фей
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Маргоня
сообщение Oct 4 2007, 11:03
Сообщение #4


Завсегдатай
******

Дипломированный психолог
Сообщений: 4 130
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Витебск-Минск
Пользователь №: 22



Лешк,методичка знатная...
Очень толковой вышла.Респект.
И мне,плиз,несколько экземпляров.
И я б с радостью беларусам ее увезла.


Про "редакторство" резвилась очень wink.gif


--------------------
«Мы не можем решить, сколько лет будем жить,
но мы можем решить, сколько жизни будет в этих годах»(с)

______________________

Маргарита Равикович, клинический психолог, арттерапевт, участник программы по гештальт-терапии
"Подари Жизнь"
Читать мой ЖЖ
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Isidor
сообщение Oct 4 2007, 11:18
Сообщение #5


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 5 239
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Фрязино-С-Петербург
Пользователь №: 23



ЦИТАТА(Маргоня @ Oct 4 2007, 12:03) *
Про "редакторство" резвилась очень wink.gif

А чего тут резвиться? Обычный порядок. Зав. кафедрой же отвечает за содержание всех методичек, которые выходят из его кафедры и следовательно обязан их редактировать, иначе его уволят к нехорошей маме, как несоответствующего занимаемой должности.


--------------------
Алексей Смирнов, психиатр, гештальт-терапевт и просто добрый Фей
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Маргоня
сообщение Oct 4 2007, 11:26
Сообщение #6


Завсегдатай
******

Дипломированный психолог
Сообщений: 4 130
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Витебск-Минск
Пользователь №: 22



Да этот порядок мне известен еще со времен преподавательства в ВУЗе)))
Но все равно резвилась)))И дапростят меня титаны)


--------------------
«Мы не можем решить, сколько лет будем жить,
но мы можем решить, сколько жизни будет в этих годах»(с)

______________________

Маргарита Равикович, клинический психолог, арттерапевт, участник программы по гештальт-терапии
"Подари Жизнь"
Читать мой ЖЖ
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Fast ReplyReply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 24th November 2017 - 04:56
Rambler's Top100