IPB

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

3 Страниц V   1 2 3 >  
Reply to this topicStart new topic
> Психотерапия шизофрении, чем мы можем помочь пациентам
*Lena
сообщение Oct 8 2009, 19:44
Сообщение #1


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



Тема перемещена в ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ. Просьба писать в ней докторам и тем психологам, которые в своей практике работают с такими пациентами. Бла-бла-бла на тему того, что я по этому поводу думаю, не работая с больными, будет удалено.
Модератор




Какой у меня сегодня день sad.gif - и болею и переживаю, сегодня на работе делать было нечего, не отправили из моих двух отделений никого ко мне на диагностику. В этом году взяли так много психологов в больницу, что и у других психологов была нагрузка невысокая, но у меня сегодня вообще никого. Я это переживаю, как опасность, требуют отчёты, количество, стану не нужна. Заведующая психологического отделения предложила мне сегодня провести групповую работу с больными, и, пожалуй, будет недовольна, что я не провела, а заведующие отделений, похоже, этого не хотят. Так, врач отделения сказала мне, что у меня нет соответствующей подготовки, предложила почитать книги (сегодня весь вечер читаю), сказала, что «если ты научишься работать (психотерапии) с психотиками, то ты разучишься работать с невротиками». Так ли это или это миф? Ещё сказала, что у неё в отделении хронические психотические больные, спросила "ты всерьёз думаешь, что здесь есть с кем работать", "что мне тебе работу из пальца высасывать", "лучше в 9 отделении собери группу алкоголиков". Вот, поделилась своими переживаниями. Всё же, как-то мне грустно, что работы сегодня не дали. mellow.gif Хорошо психологам, кто в отделениях неврозов и диспансере, но туда было не попасть.

А в книжках нашла:

Принято мнение, что психотерапия показана при малопрогредиентной шизофрении, а также в период ремиссии или ее становления, при постпроцессуальных состояниях с относительно неглубоким дефектом (при резидуальной шизофрении).
В настоящее время принято, что при шизофрении наиболее приемлемы групповые формы психотерапии — групповой психоанализ, психодрама, недирективная, поведенческая, рационально-эмоциональная психо-терапия, группы творческой активности (арттерапия, музыкотерапия, проективный рисунок, творческого самовыражения по М.Е.Бурно и др.), стимуляции психомоторики, пантомимы, простых форм коммуникативно-активирующей терапии (литературный пересказ, свободная импровизация диалогов и их обсуждение) и др., с помощью которых предотвращаются или уменьшаются личностный, эмоциональный, профессиональный и ин-теллектуальный дефекты; микро- и макросоциальная дезадаптация больного; восстанавливаются в возможных рамках и масштабах внутри- и межличностные возможности и социально-коммуникативный потенциал, при этом существенное значение в психотерапии имеют восстановление адекватных форм поведения, тренировка общения и повышение уверенности на базе методов функциональной тренировки поведения (поведенческие, когнитивно-бихевиоральные методы).
Шизофрения (F20) (после выхода из острого состояния) Групповая поддерживающая психотерапия, направленная на создание и сохранение социальной сети; тренинг социальных навыков; се-мейная психотерапия с акцентом на создание положительного эмо-ционального климата в семье.
Постшизофреническая депрессия (F20.4) Поддерживающая; когнитивно-бихевиоральная; тренинг социальных навыков; семейное консультирование; семейная психотерапия.
Остаточная шизофре-ния (F20.5) Тренинг социальных навыков; семейное консультирование; семейная психотерапия.
Простой тип шизоф-рении (F20.6) Бихевиоральная, тренинг социальных навыков.
Шизотипическое рас-стройство (F21) Тренинг социальных навыков; семейное консультирование.
Индуцированное бре-довое расстройство (F24) «Различные варианты».
Шизоаффективное расстройство (F25), маниакальный и сме-шанный типы Поддерживающая; тренинг социальных навыков; семейное консуль-тирование;
То же, депрессивный тип Поддерживающая; когнитивно-бихевиоральная; тренинг социальных навыков


и в другой книге:

Существует немало методов психотерапии при данном заболевании – групповой психоанализ, психодрама, недирективная, поведенческая, рационально - эмоциональная психотерапия и др., но до сих пор психотерапевтические подходы не находят должного применения при лечении больных с тяжёлыми формами шизофрении. Одной из причин является недостаточная адаптированность имеющихся психотерапевтических методов и приемов к терапии и реабилитации больных шизофренией с учётом специфических для них изменений личности.

"Психотерапия шизофрении, направленная на лечение симптомов шизофрении и реже ее синдромов, вероятно, должна быть проблемно – ориентированная или иначе представлять собой эклектичный вариант психотерапии. Здесь следует отметить, что для проведения эклектичной психотерапии шизофрении, необходимо владеть навыками психологического консультирования (в широком плане гуманистической терапии, включая ее экзистенциальные варианты) психоанализа, и когнитивно–бихевиоральной терапии (терапии, обучающей пациента умению контролировать свое мышление, чувства и поведение). Получить такое психотерапевтическое образование, необходимое для полноценной психотерапии шизофрении сегодня в России крайне трудно. Сложно определить на каком этапе лекарственного лечения шизофрении будет адекватным тот или иной метод и форма (индивидуальная, семейная или групповая) психотерапии шизофрении/
Психотерапия шизофрении должна учитывать выраженность и особенности продуктивных, негативных и когнитивных симптомов шизофрении. Речь идет о бреде, галлюцинациях, расстройствах настроения, астеновегетативной симптоматики, замкнутости, негативизме больного, его апатии, снижении энергетического потенциала, специфичных нарушениях мышления, памяти и внимания.

Психотерапия бреда требует виртуозности и практически недоступна дилетантам. Здесь важно выдержать нейтральную позицию, не спорить и не соглашаться с бредовыми высказываниями больного, выдержать его настойчивое возвращение к обсуждению содержания бреда и раздражительность при попытке увести его в сторону. Своего рода психотерапевта, работающего с бредом больного шизофренией можно сравнить с человеком, который достает мед из осинового гнезда. Можно попытаться опровергнуть бред фактами реальной действительности, но в лучшем случае больной просто проигнорирует это, в худшем озлобится или будет настойчиво искать другие подтверждения бреда. Психотерапия бреда это , в первую очередь, обсуждения других симптомов шизофрении, это психотерапия симптомов шизофрении, не связанных с бредом, например симптомов когнитивных нарушений: мышления, памяти, внимания. Здесь важно сострадать больному человеку, ведь чаще всего ему невыносимо трудно, его не понимают другие люди и считают его сумасшедшим.
Психотерапия галлюцинаций требует настойчивости в совместной работе с больным шизофренией. Здесь могут быть полезны такие методы психотерапевтической работы, как терапия творческим самовыражением, анализ записей в дневниках больного, его обучения различным способам отвлечения больного. В краткой статье невозможно рассказать о всех аспектах психотерапии шизофрении, психотерапии отдельных симптомов шизофрении, психологической коррекции отношения пациента к этому заболеванию.
Психотерапия шизофрении не может быть эффективной, если отсутствует всесторонняя оценка особенностей личности человека, страдающего этим психическим расстройством. Вследствие вышесказанного становится понятной необходимость знания клинической психологии в процессе психотерапии шизофрении. Здесь уместно напомнить, что клиническая психология, обычно включает в себя психологическую диагностику личности больного, его патопсихологическое обследование и обязательно нейропсихологическое исследование, дающее косвенное представление о работе корковых структур мозга.
Больной шизофренией недоверчив, подозрителен, насторожен, не верит словам и сомневается даже в очевидных фактах, он не критичен ни к себе, ни в своей оценке окружающих его людей, склонен к мистике".


и ещё интересно:

Рекомендации по беседе с больным
Больные шизофренией имеют очень хрупкую структуру личности, из-за чего они неустойчиво относятся и к себе, и к окружающим, используют примитивные механизмы защиты, очень ранимы под влиянием внешних стрессов.
Для больных шизофренией характерны глубокое стремление к межличностному контакту и одновременно отчаянный страх вступить в него из-за боязни глобального вторжения в лич-ность больного: бредовой страх перед уничтожением собственной личности и всего мира, бо-язнь потерять контроль над своими действиями, утратить свою индивидуальность. С другой стороны, стремление к контакту отражает страх больного погибнуть, утратить человеческий об-лик, превратиться в машину. В беседе надо достичь приемлемого равновесия между личной автономией больного и возможностью взаимодействия с врачом.
Больные шизофренией могут проецировать негативные, причудливые и пугающие образы самого себя на окружающих, вследствие чего врач может почувствовать себя таким же стес-нённым, напуганным или злым, как и сам пациент. Наиболее пугающими для больных являются агрессивные или враждебные импульсы, которые могут приводить к дезорганизации мышления и поведения, поэтому предложение помощи может восприниматься как акт принуждения, по-пытка насильственно сделать больного беспомощным или уничтожить его.
Следует уважать стремление больных с бредом к дистанцированию и контролю. Многие больные чувствуют себя более комфортно при соблюдении определённый формальностей и эмоционально ровном отношении, чем при выражении теплоты и сочувствия.
Любые слова врача могут быть истолкованы больным негативно. Главная задача беседы врача - помочь больному упорядочить внутренние переживания, облегчить чувства одиночест-ва и ужаса - проявить к пациенту сочувствие, не вызывая у него ощущения опасности и не на-вязывая ему свою помощь.
Не следует спорить с больным, рационально объяснять его бредовые переживания, так как это обычно приводит к ещё более активному утверждению бредовых идей.
Мир для больного опасен, странен, ошеломляющ и агрессивен, надо прислушаться к чув-ствам, которые пациент испытывает в связи с бредовыми идеями: переживает ли он страх, пе-чаль, злость, безнадёжность; есть ли у него ощущение, что он не может остаться наедине с са-мим собой и контролировать собственное состояние; каким больной воспринимает самого себя. Следует признавать реальность ощущений, которые испытывает пациент. Например, в ответ на слова пациента: «Когда я вхожу в комнату, люди видят, что происходит у меня в голове и чита-ют мои мысли» — врач может спросить: «Что вы испытываете при этом?», дать понять больно-му, что он воспринимает его всерьёз и придаёт значение его словам. Беседы должны прово-диться в удобное для больного и оговоренное с ним время (и месте), не превышать по продол-жительности возможностей больного.
В беседе не следует притворяться, будто бред имеет реальную основу, но следует при-знать его истинность для больного — врач должен представлять собой опору в развитии у па-циента ощущения реальности, не вызывая у него чувства унижения или отвергнутости. Напри-мер, больной говорит: «Песня, которая звучит по радио, написана для меня, в ней содержится послание, адресованное мне, вы слышите?» — врач может ответить: «В этой песне говорится о том, как тоскливо чувствует себя человек, когда теряет кого-то, и вы сейчас, возможно, чувст-вуете себя так же».
Чтобы получить представление о характерном для больного стиле взаимоотношений, врачу следует обращать внимание на то, какие чувства вызывает у него пациент. Следует от-личать чувства, которые являются прямой реакцией на личность пациента, от тех чувств, кото-рые связаны с отвлечёнными событиями, например раздражение из-за утренней драки больно-го с санитаром или из-за оскорбительных замечаний, которые пациент делает в отношении врачей.
He следует машинально смеяться, когда пациент говорит что-то, кажущееся внешне смешным. Описание бредовых состояний больными может выглядеть абсурдным или забавным лишь со стороны. Смех в ответ на слова пациентов может быть воспринят ими как неуважение со стороны врача или непонимание всей глубины ужаса и отчаяния, которые испытывают мно-гие больные. Смех уместен, если пациент шутит с определённой целью. Юмор может быть по-казателем здоровья, если его нельзя назвать чрезмерным или неуместным.
Следует отвечать на некоторые личные вопросы. При этом необходимо постараться вновь перевести разговор на больного. Ответы на личные вопросы могут позволить пациенту говорить о себе более свободно.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Oct 9 2009, 18:42
Сообщение #2


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



В мужском отделении мне сегодня не отказали – предложили работать с двумя больными шизофренией. Про одного сказали, что он вышел из острого состояния, а про второго – контактирует, но у него «голоса». А так как я спросила и о пациентах с алкоголизмом – сказали, что их только двое, они «платники», обратились за лечением сами и через 3 дня выписываются, но я их тоже взяла во вторую группу – рассказала им идеи программы «12 шагов», они рассказали про себя, поговорили о целях, увлечениях, лучше узнали друг друга. Но мне точно меньше была интересна работа с ними, чем с шизофрениками, - мне интересна долгосрочная терапия, а ещё, возможно, мне было бы сложно продолжать работать с ними из-за их возраста.

Любопытно, что с больным шизофренией мне его возраст, он старше, не помешал испытывать к нему материнские чувства, сочувствие. Вначале мне привели двоих пациентов с шизофренией. Но первый (про которого врачи говорили, что он по состоянию лучше) контактировать не стал. Как только сел на стул, попросил: «Привяжите меня», ответил, что плохо себя чувствует, и я отпустила его с санитаркой.

А второму я предложила нарисовать то, что он захочет. Захотел нарисовать сына. Он рисовал и рассказывал о себе. В видео-лекции http://vkontakte.ru/video-49639_109447824 Маргарита Спаньоло-Лобб говорила, что с психотиками нужно работать с фоном – собираю, что в фоне. Он рассказал, что болен с 1996 года, в больнице уже 3 раз, сейчас уже в больнице 2 недели. Что он механик. Любил рисовать, перерисовывать рисунки из книг. Дорог ему сын, а ещё его поддерживает брат, приезжает к нему в больницу, - хорошие отношения с братом. Рассказал, что заболел после рождения сына, «жена ещё год со мной возилась, а затем подала на развод», видеться с сыном даёт. Говорит, что не хочет жить. Перед поступлением в больницу были мысли броситься с моста. Говорит, что особо не надеется на улучшение своего состояния. Я хочу дать надежду, что возможно и улучшение. Интересуется своей болезнью. «Я был болен с детства?» Чего со мной так получилось? А может ли также заболеть сын? Успокаивается, узнав, что процент заболеваемости, если болен один родитель, очень мал. Говорит, что любит жену, - узнаю, что они жили 6 лет вместе до развода. Говорю о сочувствии, говорю, что 6 лет счастья, с любимым человеком не так уж мало, и это может быть ему сейчас и поддержкой, да и брат с мамой поддерживают - соглашается .
Потом приходит в ужас "Мне кажется, что сейчас с братом что-то случиться". Говорю: "Но это же только кажется", предлагаю продолжить рисовать.

Когда он рисует сына, он часто прерывается, говорит «не могу», видны сильные переживания, видно, как накатывают слёзы. Я тогда предлагала прерваться, порисовать что-нибудь на другой стороне, нейтральное, предложила дерево. Он рисовал, успокаивался. А когда прерывался, спрашивала, хочет ли продолжить рисовать сына. Хотел. Долго не мог нарисовать рот, рисовал очень большой, расстраивался, что не получается. Я тогда подсказывала про стёрку, предложила нарисовать рот покороче. Так переворачивали лист несколько раз – на обратной стороне возле дерева нарисовал траву, грибы, девочку с косичками и корзинкой. Я поинтересовалась, не Красная Шапочка ли? – заулыбался. Сына нарисовал не ровно – тело, ноги под углом в бок листа.

Последнее время живёт с мамой, отец несколько лет назад умер. Пациент: «Как я буду без мамы, когда её не станет?». Я поинтересовалась, может ли он сам приготовить себе еду. Сказал, что может. Ещё добавил, что на маму последнее время часто злится. (Можно было, пожалуй, спросить, что вызывает злость, но в другой раз). Рассказал, что хочет к себе в квартиру, где прописан. Но это место для него ужасно. Ему не дают приблизиться к этому месту угрожающие «голоса». Нарисовать это место отказался. Рассказал, что там сейчас живёт девушка-квартирантка, «может она колдунья?».

Рисунок, если хочет, я предложила, что он может взять себе – захотел взять.

Что делаю, можно сказать, наугад? Слышала, что психотикам нельзя предлагать усилить чувства, а то усилят. Я вообще выбирала уводить, отвлекать от сильных переживаний, потом возвращала к важному. Пыталась быть очень бережной и поддерживающей.

На первых встречах пациент говорил о плохом самочувствии. Рассказывал, что его преследуют навязчивые мысли, что «сейчас он расписывается не так, как в паспорте, и его за это могут посадить в тюрьму». Говорил, что не хочет жить, что его нет, нет его «я». Переживал, что всё потерял в жизни - остался без работы, семьи, считает себя нищим. Ещё навязчивые мысли, что он греховен, виновен. (Тут я немного поработала с его чёрно-белым восприятием).
С гордостью сказал, что у него много лет рабочего стажа, что после училища работал слесарем, затем на заводе делал коробки, затем озеленителем. Рассказал, что первый приступ у него случился 14 лет назад в кабинете зубного врача – ужасно удаляли, долбили зуб - «Затем мать приходила к зубному врачу, но та ей сказала, что со мной это не из-за зуба». А однажды приятели уговорили его выпить – после этого у него началось обострение. И сейчас он без работы и недавно перед поступлением в больницу получил 2 группу инвалидности.
Показал, что хранит первый рисунок, и захотел ещё нарисовать дом, солнце, озеро, пояснил, что это в деревне - в детстве много времени проводил с бабушкой в деревне. Рассказал, что любил играть на гитаре, читать, а сейчас гитару отдал сыну. Похвастался, что у него 500 книг, в основном фантастика, детективы, ужасы, заговоры (верит в заговоры), но сейчас он давно не читает «мысли разбегаются».
Я спросила о его друзьях, и он рассказал, как кого потерял из друзей. Вспомнил двух друзей детства, с которыми затем и работал вместе – «я сам от них отдалился», согласился, что с ними можно возобновить общение. О возможности встретить новых друзей говорит – «сейчас у всех компьютеры, а я их не знаю». Говорит о желании завести породистую собаку, - я намекаю, что это может помочь ему познакомиться с людьми с таким же интересом.

На следующей встрече отказался рисовать. Сказал, что преследуют мысли, что с сыном что-то случилось. Я заметила, что это похоже на то, что он говорил раньше – что-то с братом случилось, - он согласился. Сказал, что по-прежнему назойливо лезут мысли о том, что он не может расписаться так, как в паспорте, что он путает свой адрес, представляет, что ему не туда перечисляли деньги, и он теперь должен, и боится, что посадят в тюрьму. По-прежнему переживает, что он греховен, а чтобы уничтожить всё плохое, чёрное внутри «знает, что нужно проглотить огонь, так представляет свечу, огонь, который глотает, но, чтобы было не так страшно, научился представлять дождик».
В этот раз я спросила об отношениях с мамой – рассказал, что мама была авторитарная, бывало, в детстве его сильно била, «и в то же время знаю, что она меня любит». Сказал, что злится на неё «за то, что плохо говорила про жену, что она изменяет», что "всегда только негатив говорит", что влезала в его семейную жизнь. "К примеру, жена готовила одно, а мать настаивала есть то что она приготовила; или с одеждой мама говорила одеть одно, жена другое". И ещё «Она всегда всю мою работу переделывает. К примеру, я смыл в унитазе – а она идёт за мной поправляет». Говорит, что злится на неё, но подходит и целует. На мой вопрос, чего так, говорит: «Тогда мне легче, такой вот у меня характер». Говорю, что если бы я была мамой, то не хотела бы такой неискренности он сына, хотела бы, чтобы сын тогда целовал, когда рад, а когда бы злился, то сказал бы, что не нравится и чего хочет. Я: «И как же мама тогда догадается, что вам это не нравится, если вы целуете? Похоже, что это у вас из детства, в детстве вы целовали маму, когда возможно боялись, что мама от вас уйдёт, если вы будете на неё злиться». Говорю ему, что в следующий раз, когда он разозлится на маму, у него есть выбор, пойти, как и раньше, её целовать, и тогда ничего не изменится, или сказать маме, что злится и что ему не нравится.
Рассказал, что с бывшей женой познакомился на танцах, когда ему было 22, а ей 18 лет, дарил шоколадки - хочет жить с женой, думает, что она несчастлива с другим мужчиной. Затем поделился своими мыслями, что он экстрасенс. Рассказал, что сам ходил к экстрасенсу по рекомендации жены - «Так та женщина мне сказала: «Ты сам всё знаешь». Я: «Та женщина могла догадаться, увидеть по вашему поведению, что вы больны, а так как ничем не могла вам помочь, то сказала вам так». Он: «Может, об этом я не думал».
Поинтересовалась, приносит ли ему что-нибудь радость. Ответил – передачи, обед. Сказал, что ему радостно после встреч со мной. Говорит, что в больнице ему лучше – вокруг движение. А общается только с троюродным братом, который тоже в больнице на лечении.
Разговариваем о шизофрении, что она поражает - мышление, память, волю, целеустремлённость, её лечении. Оказывается, он уже много раз до этого лечился в другой больнице. Хочет найти лучшее лекарство. Говорю о шагах к цели. О том, что конечного результата он хочет – купить дорогое лекарство, помочь сыну, а промежуточного – работать и собирать деньги, говорит, что не хочется. Чего-то вспомнила для него Мересьева из «Повести о настоящем человеке»
Захотел понять, как поражается мышление. Предложила разложить по группам картинки «Классификации» - соскальзывает на конкретно-ситуативные признаки. Показала, как нужно выполнить.
После сессии благодарит. Ещё, я думаю, ему понравилось, что я, когда замок не открывался, вручила ключ ему, как мужчине.

На следующей встрече сказал, что чувствует себя хорошо, но «по-прежнему преследуют мысли, что называл и называю не свой адрес, много от этого вреда, наверное, и мысли, что с сыном что-то случится. Отогнать их не удаётся». Я: «Когда вам кто-то дорог, вы так боитесь их потерять, что вам кажется, что с ними что-то случится». Он: «Догадались? Ещё часто думаю, что лучше пусть он возьмёт её фамилию, чем с ним что-то случится». Я: «Они собираются поменять сыну фамилию?». Пациент: «Нет, они такого не говорили, но у меня такие мысли. И что его карьере может навредить моя фамилия, городок маленький. Спрашивал у сына, слышит ли он «голоса», так он ответил, что нет». Я: «Конечно, не слышит, он же здоров».
Пациент: «Ещё постоянно представляется, как меня ведут в тюрьму». Я: «А были когда-нибудь в тюрьме?» Пациент: «7 суток – нарвал жене на площади цветы». Я: «А можно ведь представить хорошее завершение. В прошлый раз вы рассказывали, что представляли на огонь дождик. Так, и когда представляется тюрьма или что другое плохое, можно придумать, к примеру, что вот вас ведут в тюрьму, вы выходите, а это оказывается розыгрыш, вокруг видеокамеры, смеются и дарят вам конфеты». Пациент: «Можно будет попробовать».
В этот раз я принесла пластилин. Пациент сказал, что он последний раз лепил из пластилина в детстве. Слепил сначала танк из чёрного пластилина, затем из красного – цветок. Рассказал, что позвонил маме, поздравил с Днём рождения, и что она расплакалась.
Я тоже слепила из пластилина жёлтого слоника. Пластилин был твёрдый, и я несколько раз начинала с начала. Пациент отметил моё упорство. Сказал, что у него жена была такая же упрямая. Много комплиментов сказал моему слонику и цветку. Задумался: «А я упрямый?»
Я поинтересовалась, есть ли у него своя комната, - ответил, что есть. Но на вопрос, кто её убирает, сказал, что мама: «Так мне легче, да и женская рука лучше сделает». Я говорю про границы, про его территорию, напоминаю его слова, что он не ощущает своего «Я», что его нет, предлагаю начать обозначать границы, где его. Спрашиваю, что он чувствует только своим, - ответил, что книги.
Пациент: «Дома с женой сам любил убирать, стирать, с мамой – не так, она всё делает». Узнаю, что он дома днями лежит, и когда он так лежит у него много страхов. «Она просила, чтоб помог, но ей помогать желания нет». Я: «Может от того, что она всё поправляет?» Пациент: «Может. Раньше помогал, дрова рубил. А сейчас только, когда приезжает брат, возникает желание помогать. Мне надо, чтобы ещё кто-то жил, один с мамой я закручиваюсь».
Я: «А здесь в больнице ходите на работы?»
Пациент: «Предлагали, отказался, боюсь. После выписки брат обещает помочь с трудоустройством».
Какая-то женщина заглянула в дверь к нам и спросила ложку (принесла родственнику передачу) – меня несколько удивила инициатива и отзывчивость, как мой пациент попытался достучаться в буфет.
Ещё пациент прочитал мне по памяти 2 своих стихотворения, которые написал в 18-20 лет (о любви, о цыганке).
На этой сессии пациент много улыбался. На какой то мой вопрос ответил: «Я не хочу рассказывать об этом». Я сказала, что уважаю его выбор.
Спросил, буду ли я приходить ещё. Я ответила, что буду, пока его не выпишут.

На следующей сессии пациент сообщил, что через 3 дня его выпишут, и что если будет так хорошо, то можно и жить. Захотел полепить – вылепил человека, рыбу, самолёт и красивый цветок, который сразу смял. Я только и успела, воскликнуть, куда исчез красивый цветок, который я только что видела. Наблюдал, как я лепила дом, когда слепила, сказал, что нравится. Я предложила подумать, что он будет делать после выписки. Пациент: «Стихи писать». Ещё «Пойду в домоуправление, чтобы узнать свой адрес». Я: «Зачем, можно ведь посмотреть в паспорте, спросить у брата?». Пациент: «Я всё время хочу сказать правильно, а называю не свой». Я: «Есть вариант написать на листочках и ничего не говорить или читать по бумажке». Пациент: «Вот, точно я так и сделаю».
Сказал, что хочет завести кабанчиков. «И мама давно хочет».
И собирается купить породистую собаку. Рассказал, что очень переживал, когда умела его старая собака.
Я поинтересовалась, с кем он будет общаться, знает ли кого по соседству. Он ответил, что никого не знает, ни с кем не общается, никуда не ходит, живёт затворником. Я: «Одиночество только будет усугублять его болезнь». Ответил, что понимает это.
Сказал, что раз в месяц приезжает сын, читает у него книги. Я: «У сына приближается подростковый возраст, а это часто сложный возраст. И чтоб он чаще приезжал, нужно, что ему было интересно». Предложила идею «купить лошадь». Пациент: «Лошадь не потяну, дорого». Похвастался, что когда-то катался верхом на лошади.
Уже которую встречу замечаю, что его поколачивает. Говорит, что от разговора, от напряжения: «Мне расслабиться помогает только душ».
Рассказал, что боится входить в тёмную комнату. Говорит о страхе возвращаться одному в транспорте – раньше пугали взгляды людей. Хочет, чтоб за ним приехал брат. Опасается, что дома опять «закрутиться» (так он называет ухудшение состояния). Я предложила ему придумать цели, к которым он будет стремиться, запланировать, что хочет, будет делать («может, работа будет отвлекать от страхов и мыслей»), подумать об этом до выписки и записать (правда, скорее всего, он этого не захотел).
Я сказала, что мне было приятно с ним общаться, и также с ним, может быть, приятно общаться и другим. Поговорили о стигме в обществе к людям с диагнозом «шизофрения», что некоторые люди могут пугаться. Пациент удивился, что его могут бояться. Я: «Я вас знаю, поэтому не боюсь, а они вас не знают».
На завершение пожелала ему удачи.
Пациент: «Я давно знал, что мне надо к психологу». Сказал «Спасибо» за встречи.

Понравилось мне с ним работать. Я видела, что он радуется встречам, что они для него важны. Правда, сессий получилось немного, его скоро выписали. Как мне кажется, рановато, он ещё недостаточно окреп, но может так и лучше, а то совсем привык бы к больнице.
Были у меня сессии и с другими психотическими пациентами. Одна могла так исказить услышанные слова в разговоре, внезапно начать злиться на врача, подозревать и говорить о ненависти к сестре, что я пугалась.
И всё же я пришла к такому заключению – встреч, сессий они хотят, не знаю, всем ли они нужны, но большинству – точно.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bulubashka
сообщение Oct 9 2009, 19:45
Сообщение #3


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 10 973
Регистрация:
12.3.2007
Из: Россия
Пользователь №: 31



Лена, старайся писать еще менее узнаваемо. Если кто-то из известных тебе участников захочет что-то уточнить, он может это сделать в личке. Слишком конкретную инфу я почистила.
Модератор


--------------------
Не бойся того, что жизнь закончится, гораздо хуже, если она так и не начнется!

Булюбашка
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Oct 10 2009, 10:04
Сообщение #4


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



Хорошо, Ирина, буду стараться. smile.gif Спасибо. Но если вдруг что ещё когда заметишь - ещё почисти, могу увлечься и не заметить, но сейчас буду больше думать и оценивать, чтоб было менее узнаваемо.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Nov 6 2009, 21:28
Сообщение #5


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



Надо же, группа взаимопомощи, форум для больных шизофренией
http://www.schiza.org/index.php
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Маргоня
сообщение Nov 6 2009, 21:44
Сообщение #6


Завсегдатай
******

Дипломированный психолог
Сообщений: 4 130
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Витебск-Минск
Пользователь №: 22



Лен, а ты чего спросить хотела или так просто..поделиться?


--------------------
«Мы не можем решить, сколько лет будем жить,
но мы можем решить, сколько жизни будет в этих годах»(с)

______________________

Маргарита Равикович, клинический психолог, арттерапевт, участник программы по гештальт-терапии
"Подари Жизнь"
Читать мой ЖЖ
Go to the top of the page
 
+Quote Post
sergun
сообщение Nov 6 2009, 21:51
Сообщение #7


Завсегдатай
******

Член клуба
Сообщений: 6 809
Регистрация:
21.3.2008
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 369



Лена, спасибо.
Хороший ресурс.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Nov 6 2009, 22:04
Сообщение #8


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



ЦИТАТА(Маргоня @ Nov 6 2009, 22:44) *
Лен, а ты чего спросить хотела или так просто..поделиться?


Описанный случай - чтобы поделиться. Открываю для себя, какие они (больные шизофренией) ближе. Сейчас понимаю, что очень они разные.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Маргоня
сообщение Nov 6 2009, 22:11
Сообщение #9


Завсегдатай
******

Дипломированный психолог
Сообщений: 4 130
Регистрация:
11.3.2007
Из: Москва-Витебск-Минск
Пользователь №: 22



smile.gif


--------------------
«Мы не можем решить, сколько лет будем жить,
но мы можем решить, сколько жизни будет в этих годах»(с)

______________________

Маргарита Равикович, клинический психолог, арттерапевт, участник программы по гештальт-терапии
"Подари Жизнь"
Читать мой ЖЖ
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bulubashka
сообщение Jan 11 2010, 14:44
Сообщение #10


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 10 973
Регистрация:
12.3.2007
Из: Россия
Пользователь №: 31



Метафора встречи с пациентом-психотиком (психоза в данный момент может не быть)от Бориса Новодержкина.

ЦИТАТА
Хочу вернуться к одному из своих недавних постов - проще простого. Конечно, "включать дурака" можно по-разному, и то, как именно человек его включает, и отражается в многообразных описаниях различных форм защит. Но внезапно я натолкнулся на мысль о том, насколько странным образом все эти феномены проявляются в области серьёзных психических расстройств. Я не слишком силён в теории "большой психиатрии", но в силу своей профессии часто сталкиваюсь с проблемами чисто диагностического характера (иногда надо вовремя перенаправить человека к психиатру). Конечно, эти люди не адекватны, но для них просто реально не существует того контекста, в котором их адекватность может быть описана внешним наблюдателем. И поэтому здесь уже не корректно говорить ни о психологических защитах, ни о "включении дурака". Ведь что представляет собою любая защита (необязательно - психологическая)? Это всегда реакция на внешнюю угрозу. Уж насколько она адекватна в смысле "превышения необходимой самообороны", другой вопрос. Но её всегда можно оценить по шкале "сила-слабость", она всегда - в контексте (как фигура - всегда на фоне, если вы предпочитаете язык гештальт-терапии). Сильнее угроза - сильнее защита (пусть даже неадекватно, но сильнее). Так вот, у людей с реальными нарушениями психики всего этого нет. Внешний мир для них как бы не существует, а следовательно, перестают существовать и исходящие из него угрозы. Любой психотерапевт, имеющий маломальский опыт работы, интуитивно чувствует, что защита всегда обладает некой "упругостью", с которой он и взаимодействует в ходе сеанса. Ведь недаром слово "сопротивление" произноситься практически через запятую - его всегда можно почувствовать, даже "пощупать". Работая же с больным человеком, ты постоянно либо "проваливаешься" насквозь, либо натыкаешься на абсолютно гладкую и ровную поверхность (не за что зацепиться).
В конечном итоге, я сформулировал для себя это так: у психически больных людей отсутствует "энергетическая упругость"

P.S. В своё время австрийский психотерапевт Вольфганг Эссо подарил безупречно действующий феноменологический критерий для диагностики людей, "живущих за границей":
как только ты начинаешь напрягаться, думая "а не болен ли он?" - это оно...Может, и моя "тактильная" метафора кому-то из вас вовремя поможет smile.gif


Выделенное жирным шрифтом, на мой взгляд, вернее всего. В контакте со здоровым (пациентом невротического и даже пограничного уровня расстройств)этот вопрос не возникает.


--------------------
Не бойся того, что жизнь закончится, гораздо хуже, если она так и не начнется!

Булюбашка
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Jan 12 2010, 01:07
Сообщение #11


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



Задумалась.
Могу ли считать, что у клиентки психотический уровень расстройств и что она предрасположена к психозу, если психоза не было, клиентка не попадала в больницу, но её мать больна шизофренией, и у меня возникает мысль «а не больна ли сама клиентка?»
По методикам - мышление у неё не нарушено. По "Пиктограмме", "Классификации", по методикам "Исключение четвёртого лишнего", "Ассоциативный эксперимент", методике Эббингауза, "Выделение существенных признаков", "Простые аналогии" и др.- мышление в норме. Разве что, в речи можно отметить тематические соскальзывания – бывает, резко перескакивает с одной темы на другую, и, возможно, бывают шперрунги, то есть обрыв мыслей, замолкание. Есть некоторое сходство с шизофрениками и в эмоционально-волевой сфере (часто низкая активность, малообщительность, депрессивность, вялость, в стрессовой ситуации чрезмерно зашкаливает тревожность), и в личностной (по Сонди - паранойяльность, актуальна тема безопасности), и в том, как складываются у клиентки отношения. Можно предположить, что есть склонность к бредовым идеям – продолжает надеяться, что любимый человек её любит, отрицая реальность - его собственные слова ей, но есть некоторая критика, всё ж допускает, что может и не любит. Но в то же время клиентка успешно закончила университет, работает с интересом. Так может, не психотический уровень расстройств?
Всё же мне довольно сложно мне разграничить, где пограничный, а где уже психотический.

Возможно, нормальное мышление - не показатель отсутствия психотического уровня расстройств.
Заметила, что после первого случая психоза, после выхода из острого психотического состояния, мышление у многих частично восстанавливается - восстанавливается целенаправленность мышления, операционная сторона мышления (в остром состоянии обощал, классифицировал по латентным признакам, а перед выпиской из больницы обобщает по главным признакам, и, видимо, до психоза обобщал верно).

Значит, если возникает мысль «а не болен ли клиент?» – это уже не пограничный уровень расстройств, а психотический? Интересно, может ли быть, что у клиента психотического уровня расстройств психоза никогда не случится? И можно ли думать, что как раз терапия может снизить риск психоза.
Как я поняла, психоз возникает у людей, предрасположенных к шизофрении, чаще после стрессов, травм, а терапия, ведь, как раз помогает стать устойчивей к стрессам, пережить стресс, осознать и сказать о своих чувствах, переживаниях другому. От психиатров я слышала, что у всех шизофреников алекситимия. Может, как раз из-за алекситимии многие затем заболевают шизофренией, алекситимия не даёт пережить стресс без последующего психоза?
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Артём К.
сообщение Jan 12 2010, 21:34
Сообщение #12


Завсегдатай
******

Член клуба
Сообщений: 1 023
Регистрация:
26.3.2008
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 376



ЦИТАТА(*Lena @ Jan 12 2010, 01:07) *
Задумалась... Интересно, может ли быть, что у клиента психотического уровня расстройств психоза никогда не случится?
Психотики могут быть и без психоза. Например, при малопрогридиентной форме sch психоза пациент может и не достигнуть.

ЦИТАТА(*Lena @ Jan 12 2010, 01:07) *
И можно ли думать, что как раз терапия может снизить риск психоза.
Как я поняла, психоз возникает у людей, предрасположенных к шизофрении, чаще после стрессов, травм, а терапия, ведь, как раз помогает стать устойчивей к стрессам, пережить стресс, осознать и сказать о своих чувствах, переживаниях другому.
терапия может снизить риск психоза, если в данном случае терапия называется "фармакотерапия". А психотерапия играет здесь вспомогательную роль. И чем больше дефекта у пациента тем меньше ПТии, а больше тренинга социальных навыков, пока это ещё возможно.

ЦИТАТА(*Lena @ Jan 12 2010, 01:07) *
От психиатров я слышала, что у всех шизофреников алекситимия. Может, как раз из-за алекситимии многие затем заболевают шизофренией, алекситимия не даёт пережить стресс без последующего психоза?
интересная гипотеза. Но алексетимия скорее следствие процессуального расстройства, нежели его причина.

такая имха.


--------------------
"No trespassing. Violators will be shot. Survivors will be shot again."
:)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bulubashka
сообщение Jan 13 2010, 10:31
Сообщение #13


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 10 973
Регистрация:
12.3.2007
Из: Россия
Пользователь №: 31



ЦИТАТА
Работая же с больным человеком, ты постоянно либо "проваливаешься" насквозь, либо натыкаешься на абсолютно гладкую и ровную поверхность (не за что зацепиться).


Очень точно! У меня есть пациент, к которому метафора полированной поверхности подходит однозначно! Зацепиться в разговоре не за что. Фигур для контакта нет.
Скольжение. Психотик без психоза.


--------------------
Не бойся того, что жизнь закончится, гораздо хуже, если она так и не начнется!

Булюбашка
Go to the top of the page
 
+Quote Post
*Lena
сообщение Jan 13 2010, 19:34
Сообщение #14


Постоянный участник
*****

Член клуба
Сообщений: 314
Регистрация:
26.6.2007
Пользователь №: 105



 
ЦИТАТА(Артём К. @ Jan 12 2010, 22:34) *
терапия может снизить риск психоза, если в данном случае терапия называется "фармакотерапия". А психотерапия играет здесь вспомогательную роль.


Если клиент психотического уровня не попадал в больницу, у него никогда не было психоза, нет галлюцинаций, голосов, бреда, заметных нарушений мышления, он неплохо устроен в жизни, довольно успешен в работе, отношениях, то зачем фармакотерапия? Конечно, фармакотерапия первоочередное, если психоз был, пациент уже лечился в больнице или есть достаточно заметная продуктивная и негативная симптоматика, нейрокогнитивный дефицит. 

Я сегодня разговаривала с врачом-психиатром (она и гештальт-терапевт) своего отделения, так она сказала, что, по её мнению, медикаментозное лечение для клиента психотического уровня, но ещё не заболевшего шизофренией, только серьёзно навредит ему. Ещё она поделилась, что в её практике есть клиенты-психотики, которые после 4 лет личной терапии так отстроились, что о психотичности и не подумаешь.


ЦИТАТА(Bulubashka @ Jan 11 2010, 15:44) *
P.S. В своё время австрийский психотерапевт Вольфганг Эссо подарил безупречно действующий феноменологический критерий длядиагностики людей, "живущих за границей": 



как только ты начинаешь напрягаться, думая "а не болен ли он?" - это оно...Может,и моя "тактильная" метафора кому-то из вас вовремя поможет
Выделенное жирным шрифтом, на мой взгляд, вернее всего. В контакте со здоровым(пациентом невротического и даже пограничного уровня расстройств) этот вопрос не возникает.


 Ага, особенно если есть опыт!
Go to the top of the page
 
+Quote Post
наталья
сообщение Jan 13 2010, 20:12
Сообщение #15


Завсегдатай
******

Член клуба
Сообщений: 1 519
Регистрация:
8.8.2007
Из: Воронеж
Пользователь №: 141



ЦИТАТА(*Lena @ Jan 13 2010, 19:34) *
 



 Ага, особенно если есть опыт!

Совершенно согласна! Я недолго успела психиатром поработать, так мне и сейчас некоторые яркие невротики или " пограничники" кажутся больными.
А вот другой критерий очень отзывается, про то что не за что зацепиться в разговоре. Я это тоже замечала.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Jul
сообщение Jan 14 2010, 11:52
Сообщение #16


Завсегдатай
******

Модератор
Сообщений: 14 347
Регистрация:
10.3.2007
Из: Пермь
Пользователь №: 17



ЦИТАТА(Bulubashka @ Jan 11 2010, 16:44) *
Выделенное жирным шрифтом, на мой взгляд, вернее всего. В контакте со здоровым (пациентом невротического и даже пограничного уровня расстройств)этот вопрос не возникает.


Согласна и не согласна.
В опыте отзывается. Но - только как критерий для меня, чтобы посоветоваться с психиатром, а не как уверенность в своей правоте о нездоровье клиента.
С другой стороны, мне кажется, что у по-разному "пролеченных" терапевтов это сомнение будет с разной частотой возникать.
Я имею ввиду, что восприятие ведь и от собственных тараканов зависит. Ежели их много у терапевта.. да ещё и неосознанных (не знакомых ему самому smile.gif ), то, боюсь, погрешность будет большая.

Так что, присоединяюсь к выше написавшим: опыт и по-возможности, глаза без "брёвен".


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Deivy Jons
сообщение Jan 15 2010, 23:18
Сообщение #17


Завсегдатай
******

Гештальт-терапевт
Сообщений: 1 873
Регистрация:
12.3.2007
Пользователь №: 35



Уже не раз сталкивался с тем, что во всяком неврозе содержиься "психотическое ядро" - фрагмент безумия. Эту идею Перлз подсмотрел у Сеченова и активно развивал ее. Чем быстрее найдешь это ядро тем легче работать с неврозом. 


--------------------
Я не спорю, я просто размышляю.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Nerevarin
сообщение Jan 16 2010, 18:56
Сообщение #18


Завсегдатай
******

Гештальт-терапевт
Сообщений: 1 627
Регистрация:
10.3.2007
Из: Минск
Пользователь №: 12



ЦИТАТА(*Lena @ Jan 13 2010, 18:34) *
Если клиент психотического уровня не попадал в больницу, у него никогда не было психоза, нет галлюцинаций, голосов, бреда, заметных нарушений мышления, он неплохо устроен в жизни, довольно успешен в работе, отношениях, то зачем фармакотерапия?


Нравятся вам эти уровни организации личности. Поясните пожалуйста, что значит «клиент психотического уровня»? Что это за диагностика такая? На основании чего? Что вы записываете в карточку пациента, у которого нет ни одного синдрома психотического реестра, и не было эпизодов острого психоза?
Что вы называете пограничным уровнем расстройств? Это что за диагноз? В психиатрии нет ничего пограничного. Если использовать понятия в стиле Маргариты С-Л. (что далеко от психиатрии) то психотики в настоящее время примерно треть населения, а уж вся гуштальт-тусовка и участники программ то как минимум пограничные. Невротики в психоаналитическом понимании сейчас практически полностью ушли из психиатрической практики.

ЦИТАТА(Deivy Jons @ Jan 15 2010, 22:18) *
Уже не раз сталкивался с тем, что во всяком неврозе содержиься "психотическое ядро" - фрагмент безумия. Эту идею Перлз подсмотрел у Сеченова и активно развивал ее. Чем быстрее найдешь это ядро тем легче работать с неврозом.


Я согласен и это интересно: ты не мог подробнее написать, чем легче становится работать с неврозом после того, как «докопались» до психотического ядра? Что с этим делать, и не станет ли это проблемой, которая повредит клиенту?


--------------------
Каждый человек по-своему прав, а по моему - нет.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Sonja
сообщение Jan 16 2010, 19:59
Сообщение #19


Завсегдатай
******

Член клуба
Сообщений: 2 582
Регистрация:
3.4.2007
Из: Финляндия
Пользователь №: 69



ЦИТАТА(Nerevarin @ Jan 16 2010, 17:56) *
.....а уж вся гуштальт-тусовка и участники программ то как минимум пограничные


.....я (из обычного мира) пришла на программу, меня не покидает чувство, что процентов 60 нездоровы!


--------------------
И на промедление тоже нужно решиться...
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Sonja
сообщение Jan 16 2010, 20:03
Сообщение #20


Завсегдатай
******

Член клуба
Сообщений: 2 582
Регистрация:
3.4.2007
Из: Финляндия
Пользователь №: 69



ЦИТАТА(Sonja @ Jan 16 2010, 18:59) *
Уже не раз сталкивался с тем, что во всяком неврозе содержиься "психотическое ядро" - фрагмент безумия. Эту идею Перлз подсмотрел у Сеченова и активно развивал ее. Чем быстрее найдешь это ядро тем легче работать с неврозом.


Согласна, хоть и неопытна.


--------------------
И на промедление тоже нужно решиться...
Go to the top of the page
 
+Quote Post

3 Страниц V   1 2 3 >
Fast ReplyReply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 25th November 2017 - 12:15
Rambler's Top100