Первейшее лекарство состоит в том, чтобы не относиться к большому обществу слишком серьезно и интересоваться тем, с кем имеешь дело.
Пол Гудмен


Copyright © 2007
Gestalt Life

Популярные статьи и рассказы авторов сайта /

Юлия Верятина "Рисунок в психотерапевтической практике"

Идея использования рисунка как проективного метода берет свое начало в психоанализе. Именно Фрейд высказал предположение о том, что бессознательное символически проявляется в культуре и искусстве, в частности, в продуктах художественного творчества. Он уделял много внимания изучению произведений изобразительного искусства и психологии их авторов. Известны работы Фрейда, посвященные психологии творчества таких великих художников, как Леонардо да Винчи и Микеланджело.
Попытки выявить связь между бессознательным содержанием психики и творчеством предпринимались еще до начала 20 века. Исследователи концентрировали свое внимание на спонтанной литературной и пластической продукции психотических пациентов. Развитие психоаналитической теорий оказало существенное влияние на возможности интерпретации символики, содержащейся в предметах искусства, - в том числе и в рисунках, - созданных людьми с эмоциональными расстройствами [2]. Со временем, так же, как это было с проективным методом в целом, рисунок постепенно стал применяться и в неклинической практике для выявления индивидуальных особенностей клиентов и оказания психологической помощи.
Большое влияние на развитие рисунка как проективного метода оказали идеи К.Г. Юнга. Он считал творчество одним из важнейших элементов процесса терапии и придавал особое значение изображению символов не только как средству выражения бессознательного (личного и коллективного), но и как средству исцеления, развития личности [1].
Следует отметить, что и Фрейд, и Юнг говорили о диагностической и терапевтической ценности рисунка, однако понимание символики бессознательного и сущности целительного воздействия рисунка (и в целом, искусства) в психоанализе и аналитической психологии имеет принципиальные различия [1], [3], [4], [5]. И сегодня психотерапевты, специализирующиеся на применении рисунка в своей практике, нередко опираются на одну из этих теорий1.
 
Диагностическая ценность рисунка.
С тех пор, как рисунок стали использовать в целях диагностики, ученые и практики далеко продвинулись в исследовании его психодиагностической ценности. Накопленный за эти годы фактический материал позволяет утверждать, что с помощью рисунка возможно изучение не только личности клиента (потребностей, чувств и отношений, конфликтов…), но и его интеллектуальных характеристик (например, интеллектуальной зрелости, способности к обучению), а также физического, физиологического состояния.
Можно выделить три категории рисунков, используемых с целью получения диагностической информации. Начинающим специалистам наиболее знакомы так называемые рисуночные тесты, или стандартизированные рисуночные методики (следует помнить о том, что термин «стандартизированный» по отношению к проективным методикам мы применяем с известной долей условности): «Рисунок человека», «Человек под дождем», «Дом-дерево-человек», «Несуществующее животное», «Ассоциативный рисуночный тест», «Кинетический рисунок семьи» и др. Они характеризуются относительно узкой направленностью - на изучение определенных «переменных» личности, индивидуальности, например:
  • силы Эго, особенностей реагирования на стрессовые ситуации (методика «Человек под дождем»);
  • особенностей отношения к социальному окружению и поведения в группе (методика «Ассоциативный рисуночный тест»);
  • особенностей интеллектуального развития (рисуночный тест Гуденау-Харриса "Нарисуй человека" 2и др.
Такие рисуночные методики отличаются также наличием стандартизированной процедуры обследования и включают в себя разработанные автором инструкции, алгоритм обследования и руководство по интерпретации.
Вторая категория рисунков – экспромты. Это рисунки, сделанные клиентом без предварительной подготовки по просьбе специалиста. Они могут быть на заданную или на свободную тему.
Третья категория – спонтанные рисунки. К этой категории относят рисунки, которые человек делает по собственной инициативе, а не по просьбе, то есть исходя исключительно из своего внутреннего побуждения. К спонтанным рисункам мы можем отнести как законченные картины, так и различного рода наброски и зарисовки, в том числе сделанные машинально (например, в процессе телефонного разговора, прослушивания лекции и т.д.). Существенной особенностью спонтанных рисунков, картин в отличие от произведений искусства, создаваемых профессиональными художниками, является смещение акцента с эстетического и технического аспектов на эмоциональный. Это касается и процесса, и результата работы автора. Как пишет американский психолог Грегг Ферс, для спонтанных рисунков играет роль только тональность восприятия, а все остальное (например, художественная техника, навыки рисования и пр.) несущественно, поскольку ценность рисунков заключается в самовыражении психики как таковой [1].
Существует точка зрения, согласно которой, применение с целью диагностики рисунков на заданную тему (например, экспромтов, стандартизированных методик) менее эффективно, поскольку ограничивает клиенту свободу выбора, оставляет меньше простора для экспрессии. В то же время сложно не согласиться с утверждением, что информативны рисунки любого типа. Даже элементы рисунка и темы, которые задаются специалистом (консультантом, терапевтом), позволяют соприкоснуться с содержанием бессознательного клиента. Вероятно, вопрос о полезности применения указанных выше категорий рисунков не имеет однозначного и единственно правильного решения. Важно понимать, что эффективность той или иной категории рисунков определяется не одним фактором. Здесь имеют значение и цели психодиагностического обследования, и особенности клиента (в том числе его текущее состояние), и так называемые технические возможности специалиста (уровень освоения им данного диагностического средства), а также его личные предпочтения, которые во многом определяются опытом работы.
 
Терапевтическая ценность рисунка.
      Одним из главных аспектов любого психотерапевтического процесса (можно даже сказать, одной из основных целей психотерапевтической работы) является обогащение опыта личности в сфере самовыражения и отношений с окружающими. Из всех техник, способствующих достижению данной цели (игра, психодрама, рассказывание историй, движение и танец и др.), рисунок признается многими специалистами наиболее эффективной. По мнению Джеральда Остера и Патриции Гоулд, рисунок наиболее подходящее средство для развития индивидуальной экспрессии и способности к коммуникации. Возможно потому, что рисунок и есть средство коммуникации.
Говоря о том, что клиент не всегда может выразить содержание своего внутреннего мира с помощью вербальных средств, важно понимать, что нередко это содержание остается неясным не только для терапевта, но и для самого клиента. В контексте психотерапии, рисунок - средство коммуникации клиента как с терапевтом, так и со своим собственным внутренним «Я». Терапевтическая ценность рисунка включает в себя оба эти аспекта коммуникации.
Во-первых, создание конкретной работы – в данном случае, рисунка – является более легким способом коммуникации по сравнению с вербальным описанием личных чувств и переживаний, особенно если они вызывают страх, тревогу, беспокойство. С этой точки зрения, рисунок может выступать как посредник в коммуникации клиента и терапевта, позволяющий клиенту выразить себя более полно. Таким образом, рисунок может способствовать более глубокому тонкому пониманию терапевтом внутреннего мира клиента, его проблем и переживаний, благодаря чему терапевт может быть более эффективен в выборе стратегии и тактики терапии.
Во-вторых, что особенно важно, изображение – это всегда возможность сделать неосознаваемое видимым, и таким образом переработать и интегрировать его. «Объективизация» внутреннего содержания посредством рисунка позволяет клиенту двигаться постепенно: от изображения этого внутреннего содержания к его осознанию, к осознанию того, что оно есть; к последующему принятию его как части себя и, в дальнейшем, к некоторым преобразованиям и изменениям этого внутреннего содержания. Иными словами, рисование, сам процесс создания изображения может способствовать подготовке к вербальному и интеллектуальному инсайту – «мощнейшему инструменту исцеления» 3.
Поскольку посредством рисунка человек может выразить подавленные переживания (на сдерживание которых тратится масса психической энергии), процесс рисования, как правило, сопряжен с разрядкой, эмоциональным отреагированием различной степени, благодаря чему человек переживает катарсис – своего рода внутреннее, эмоциональное, очищение. Отчасти с этим явлением связано представление о том, что процесс изображения, рисования уже сам по себе терапевтичен, независимо от того, происходит ли вербализация, сознательное осмысление нарисованного или нет. Примечательны в этом отношении посвященные рисунку слова: «Исцеляет иногда, часто помогает, успокаивает и утешает всегда» 4.
 
 
Литература:
1.       Грегг М. Ферс. Тайный мир рисунка. СПб.: Европейский Дом, 2000.
2.       Джеральд Остер, Патриция Гоулд. Рисунок в психотерапии (Методическое пособие для слушателей курса «Психотерапия»). Москва, 2001.
3.       Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. СПб., 1997.
4.       Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – Спб., 1998 (Серия «Мастера психологии).
5.       Юнг К. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология ее теория и практика. – Киев, 1995.


1В нашей стране изучение рисунков здоровых и больных людей проводилось со времен В.М. Бехтерева. Впервые в отечественной литературе о значении рисунка в психодиагностике говорилось в работе В.М. Бехтерева «Первоначальная эволюция детского рисунка в объективном изучении» (1910). В целом, публикаций на эту тему было очень мало и большинство из существующих работ было посвящено творчеству душевнобольных. Что же касается терапевтической ценности рисунка – этому вопросу практически не уделялось внимания в отечественной психологии, в отличие от зарубежной, где глубокое изучение целительного воздействия рисунка (и других форм творчества) привело к формированию и развитию особого направления психотерапии, называемого арт-терапией.
Не стоит путать данный тест с методикой Карен Маховер «Рисунок человека». 
Ф. Перлз
Высказывание неизвестного автора, послужившее эпиграфом к одной из глав книги Грегга М. Ферса «Тайный мир рисунка».

Назад к списку
Rambler's Top100

сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС