Первейшее лекарство состоит в том, чтобы не относиться к большому обществу слишком серьезно и интересоваться тем, с кем имеешь дело.
Пол Гудмен


Copyright © 2007
Gestalt Life

Cтатьи о зависимостях и зависимому поведению / Сидорова Т. Зависимость - проявление личностной структуры. Часть 2.

Часть вторая.
В заключении хочу поделиться тем, что приносило пользу в отношениях с пациентами. Прежде всего, терапевт проявляет те качества, которые «в дефиците» у самого пациента: уверенность, сочувствие, искренность, открытость, уважение к другим людям, самоуважение, способность заботиться о себе, устойчивость к проявлениям агрессии и обесценивания. Терапевт в отношениях с пациентом устанавливает свои границы, помогая пациенту учиться жить вместе с другими и простраивать свои собственные.
Правила совместного пребывания обсуждаются заранее, за их нарушение следует «неотвратимая ответственность»: терапевт отстаивает свои условия работы, несмотря на агрессию пациента, принимает адекватные меры, восстанавливая свою власть, не унижая пациента. При этом терапевт сообщает, на каких условиях он готов вернуться к обсуждению взаимных претензий и построению отношений сотрудничества. Любое действие терапевта в отношении пациента должно быть ясным и обоснованным, чтобы у пациента не создалось впечатление, что его наказывают «как маленького», причем самым болезненным для него способом – отвержением и унижением. Просто пациент должен знать, как его действия влияют на других людей, какие они имеют последствия и постепенно учился соразмерять свои требования с возможностями отвечать за их последствия. Терапевту важно соблюдать баланс между авторитарностью и поддержкой: поддерживается все, в чем есть личная инициатива пациента, ведущая его к развитию и изменению своего поведения, требования относительно «обращения с проявлениями болезни» должны быть предельно жесткими, от этого зависит жизнь пациента. Последнее относится в большей степени к пациентам, уже сделавшим свой сознательный выбор в пользу выздоровления, и готовых «перепоручить» решения относительно поведения, опасного для выздоровления, тем, кто больше знает об этом (это могут быть другие пациенты, консультанты, терапевты ).
Выздоровление от зависимости процесс долгий, в него входят несколько важных этапов, ступеней:

  • Переживание и принятие своего бессилия перед объектом зависимости.
  • Планирование своего собственного , отдельного от объекта будущего, основанного на своих способностях, интересах.
  • Восстановление функции самоподдержки, заботы о себе.
  • Восстановление ценностей своей жизни, обнаружение зоны своего телесного комфорта, отношений с людьми, теплых устойчивых социальных контактов, своей деятельности.
  • Постепенное принятие ответственности за свою жизнь.
  • Признание и принятие существования в мире других ценностей, помимо себя самого, принятие ограниченности своих возможностей и необходимости сотрудничества

Зависимые разыгрывают классические позиции жертвы, спасителя и тирана:

  • Жертва. Избегание агрессии прежде всего в свой адрес, страх агрессии, переживание ее как жестокое отвержение, проекция своего страха отвержение и собственная неспособность проявлять агрессию, манипулирование с помощью беспомощности, которая сама провоцирует других делать то, что надо жертве без риска получить отказ на прямую просьбу. Здесь тоже проекция. Жертва сама очень не любит, когда ее о чем-то просят и вынуждают тратить свои силы и время. Заслуживание любви, стремление быть очень хорошей, чтобы получить награду в виде уважения и заботы, о которых опять-таки не смеет попросить. Здесь тоже проекция своего презрения к другим и манипулятивного отношения к ним как к вещам, а не людям. Основная выгода – все могут сделать за нее, а значит и ответственность за последствия будут не на ней. Она всегда хорошая и не виновная. Для жертвы ответственность означает вину. И здесь проекция своей склонности обвинять других в том, что они ей не додают, а должны дать, она же всем своим видом показывает, что нуждается. И быть вместе, и пользоваться другим, и ничего в это не вкладывать.
  • Тиран. Пугать, обесценивать других, утверждая именно этим свою власть, а не личными достижениями, которых нет. Требовать от других , запугивая их. Выгода: не сталкиваться со своими страхами и некомпетентностью, которые могли бы проявиться в реальной деятельности, а конкурировать, запугивая других своей агрессией.
  • Спасатель. Чувство вины выжившего. Избегание переживаний слабости, зависимости, нуждаемости, а так же агрессии, ненависти. Манипулирование всемогуществом, трудности истинной эмпатии и подавление своего страха перед агрессором и стыда за свой проигрыш в собственной борьбе со своим тираном. Теперь он борется с чужим тираном, помогает жертве, что помогает ему не встречаться со своим тираном.

Каждый из них избегает определенного переживания, бессилен перед ним, то есть не обладает способами совладания с этим аффектом, здесь провал в самоподдержке. Для выхода из своего тупиков необходимо подойти к ним, к бессилию перед этими чувствами и обратиться за помощью, позволить себе зависимость, опору на партнера. С помощью этой опоры вернуть себе избегаемое переживание, научиться с ним справляться и использовать как регулятор в контакте, как сигнал о фрустрированных потребностях, которые необходимо удовлетворить, а не сигнал опасности и бегства.
Для манипулирования отношениями с терапевтом и «сталкивания» его с веществом, наркоман использует следующие манипуляции. Основная манипуляция зависимого – это перекладывание ответственности за свое употребление с себя на окружающие обстоятельства, то есть предъявление убедительных фактов, подтверждающих вынужденность употребления веществ, в результате чего человек занимает совершенно пассивную и беспомощную позицию, позицию жертвы, не владеющей ни ситуацией, ни своей жизнью.
Состояние неуспеха в лечении и связанные с ним негативные чувства терапевтов провоцируются стремлением пациента избежать этих переживаний, заставить терапевта «чувствовать то, чего сам пациент избегает чувствовать». И это одна из самых распространенных манипуляций клиента. Пусть терапевт мучается бессилием из того, что никак не может «повлиять» на клиента, а клиент будет оставаться слабым, «жертвой», уже не только своей зависимости, но и неуспешности терапевта. Это поможет вынудить терапевта «спасать», сочувствовать, одновременно пребывая в состоянии смутной вины перед клиентом за свой неуспех, и не чувствовать своего бессилия перед веществом, а вместо этого переживать свое торжество над терапевтом. Кроме того, это значит, что клиент может продолжать употреблять, так как никто и ничто его не может «спасти», он просто «обречен» на свою зависимость. Неудачные, но настойчивые попытки терапевта , приводящие его к истощению и бессилию, «что-то сделать для клиента» становится разрешением и оправданием дальнейшего употребления. Таким образом, клиент из «жертвы» превращается в тирана для «спасающего» терапевта, сам избавляется от негативных чувств, связанных с переживанием своей беспомощности, своего бессилия, одновременно фрустрируя терапевта или врача в попытках его «спасти».
Теперь, когда его попытки «спасти» наркомана не удались, терапевт бессилен. В этой игре за то, кто же будет чувствовать бессилие, терапевт проиграл потому, что между ним и клиентом существует негласный уговор – запрет на проявление агрессивных чувств к клиенту – жертве, потому что «ему и так плохо». Если терапевт решает проявить агрессию и отказать в дальнейшем «спасательстве», тогда ситуация манипулирования может измениться. Клиент из пассивно-агрессивного может превратиться в явно агрессивного и начать прямую нарциссическую атаку на терапевта, действия которого угрожают стабильности жизни наркомана. Здесь у наркомана существуют стереотипные ожидания, что он может испугать терапевта, унизить его и таким образом «вернуть в удобные рамки». Для терапевта, чтобы справиться с этой агрессией, важно обладать устойчивым самоуважением и четкими границами, быть способным прекратить контакт, когда он станет невыносим для терапевта, причем не бегством, а ясным сообщением, что такое общение невозможно для него и что он готов вернуться, когда клиент прекратит свои оскорбления и будет готов обсудить происходящее, а пока клиент сам приостанавливает свое лечение.
Еще один способ манипулирования – провокация конкуренции. Клиент демонстрирует готовность лечиться, только у него все плохо получается и он очень просит помочь ему. И в этой точке взаимодействия с пациентом есть большая опасность вступить с ним в конкуренцию за его собственную жизнь, то есть развить деятельность, демонстрирующую способности терапевта или врача помогать, чтобы самому избежать переживания этого самого бессилия. Провокация конкуренции –это еще один характерный способ взаимодействия пациентов друг с другом и с теми, кто их «лечит». Точно так же, как пациенты «сплавляют» свое бессилие терапевтам , они сопротивляются лечению, провоцируя конкуренцию между специалистами за то, кто является лучшим терапевтом, и кто умеет « лучше лечить». Наркоманы провоцируют конкуренцию и между родственниками, и между своими близкими и терапевтами, и между друзьями и родственниками,и между участниками группы –везде, где смогут. Смысл таких действий – столкнуть людей, заинтересованных в их жизни, чтобы они боролись друг с другом, а сам зависимый избежал бы столкновения со своим бессилием перед веществом. Пока внимание отвлечено от него самого, наркоман может передохнуть. Еще одна манипуляция – самоизоляция из общества, позиция больного.
Отдельно стоят манипуляции, используемые зависимыми в отношениях с коллегами в реабилитационной работе. Чаще всего это смешение профессиональной позиции и личных отношений. Зависимый коллега будет стараться рабочие отношения с независимым партнером, в которых он изначально чувствует себя «снизу», перевести в личные отношения, особенно с женщинами, где он мог бы доминировать. Если независимый партнер позволяет «выбить» себя в личные, особенно сексуальные, отношения, становится совершенно невозможно поддерживать рабочее сотрудничество, зависимый любые профессиональные требования начинает воспринимать как личные «наезды» и реагировать саботажем этих законных требований. Поэтому в работе с зависимыми коллегами просто необходимо воздерживаться от флирта и сдерживать свои реакции на них как на противоположный пол. Как только зависимый увидит, что на него не реагируют как на сексуальный объект, он прекратит свои действия, сочтя такое игнорирование унизительным для себя. И будет искать другие способы манипулирования.
Основной вопрос, решаемый зависимым человеком – это вопрос о власти, кто кого будет контролировать в существующих отношениях. Это тот вопрос, который зависимый постоянно решал в отношениях с веществом. Он проиграл веществу, чувство проигрыша и унижения осталось, свое бессилие осталось не принятым по сути, и тогда этот вопрос оживает в отношениях с другими людьми. Зависимый стремится отыграться , контролируя других так, как его самого контролировало вещество. Это единственный способ вернуть себе самоуважение, разрушенное в борьбе с веществом и «подпорченное» самой позицией пациента. Собственно, выздоравливающему человеку совершенно нечем гордиться в своей жизни, кроме того, что он «завязал». Он стремится игнорировать тот факт, что независимые люди за то время, что он употреблял, многого успели достигнуть, и вообще не прибегали к такому способу бегства от своих проблем. Уже одним этим они «лучше» зависимого. И эти достижения, и сохраненное время и здоровье, и вообще отсутствие опыта такого обесценивания себя и своей жизни у независимых людей часто остается предметом более или менее осознаваемой зависти к ним. С этими переживаниями зависимый поступает так, как умеет: проецирует свою зависть и обиду на независимых и превращает свои недостатки в свои достоинства, начиная гордиться тем опытом, которого, вообще-то, стоит больше стыдиться. Зависимый гордится тем, что он «завязал» , но игнорирует то, что раньше начал употреблять. Когда зависимый перестает употреблять, он теряет единственный механизм защиты от своих негативных чувств и переживания ничтожества – анестезирование себя веществом, и остается один на один с правдой о себе. Не работая с этой правдой, так и не приняв ее как часть своей жизни, зависимый оставляет ее себе как предмет тайного самоуничижения и самообесценивания и остро нуждается в каком-то мостике во всемогущество вместо вещества. Этим «мостиком» и становится гордость за то, что он «завязал», с которой он носится как с писаной торбой. Как это не цинично, но в ответ на гордость зависимого « Я ТАКОЕ пережил, что вам и не снилось» всегда можно сказать, что за то время, что он ПЕРЕЖИВАЛ, вы успели выучиться, начать работать, стать профессионалом, завести друзей, семью и т. д.
Резюме.

    • Зависимость – это подавление своей агрессии и своих потребностей, чтобы избежать переживания страха, стыда, вины, одиночества. Это так же отсутствие адекватной заботы о себе плюс неумение просить о помощи и принимать ее. Это потеря контроля похмелье, сужение интересов.
    • Необходимость сознавание своей фрустрированной потребности «Хочу» и запрета на ее реализацию «Не могу…», как звучит запрет, каково наказание за его нарушение (то есть сознавание и проработка интроекта).
    • Необходимость сознавания своего прерванного движения к поддержке «Я бы попросил тебя о помощи, но не могу, потому что …».
    • Работа в двух направлениях: расширение возможностей в существующем контакте (восстановление чувствительности и агрессии), способность прерывать нежелательный контакт (проработка страха потери).

Основная психологическая задача – восстановление постоянства объекта привязанности, то есть способности сохранять отношения в конфликтах и разочарованиях с объектом, интеграция амбивалентных чувств сначала по отношению к другому, а потом по отношению к себе.


Назад к списку
Rambler's Top100

сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС