Первейшее лекарство состоит в том, чтобы не относиться к большому обществу слишком серьезно и интересоваться тем, с кем имеешь дело.
Пол Гудмен


Copyright © 2007
Gestalt Life

Системная семейная терапия / И.Ю. Хамитова "Диагностика семьи"

Диагностика семьи. Инструкция по применению


В своей деятельности психотерапевт, работающий с семьёй руководствуется определённой системой теоретических представлений, которая служит для него ориентиром и помогает сформировать стратегию психотерапии. Работая с семьями психотерапевт должен быть вооружён определёнными теоретическими представлениями, помогающими ему объяснить поведение и взаимоотношения членов семьи с точки зрения системного подхода, служащего для него своеобразной системой координат. Работая в ней, психотерапевт может быть застрахован от слияния с семейной системой. Именно на неё он опирается, проводя системную диагностику семьи, анализируя разнообразные аспекты поведения членов семьи. Кроме того, он сможет более успешно проводить диагностику тех или иных нарушений, имеющихся в семейной системе. Без системы теоретических представлений специалисту пришлось бы полагаться лишь на свои субъективные впечатления от семьи, а они являются плохим ориентиром, поскольку отличаются от представлений самих членов семьи. Таким образом, теоретические представления позволяют психотерапевту осмыслить поведение членов семьи, которое без этих представлений казалось бы ему противоречивым и лишенным какого-либо смысла. В свою очередь, правильная диагностика помогает сформулировать вопросы и разработать стратегию психотерапевтического воздействия.
Многие психологические теории предлагают различные модели для объяснения поведения человека. Некоторые из них базируются на представлениях об индивидуальном развитии и внутрипсихическом функционировании, другие теории объясняют групповое поведение. Однако, главное преимущество общей теории систем (Bertalanffy, 1950) заключается в том, что она даёт достаточно широкую и детально разработанную теоретическую базу, позволяющую соотнести друг с другом разные теории и сформировать целостную картину феноменов разного уровня сложности.
Итак, как же нам диагностировать семейную систему? Прежде всего, нужно отметить, что все живые системы имеют определённые структурные, динамические и исторические (генетические) характеристики. Структуру системы можно определить как статическую характеристику, а динамические характеристики обычно связанны с отношениями и взаимодействиями. Причём между структурными и динамическими параметрами системы существует тесная связь. Структура может меняться при изменении взаимодействия, и, наоборот, при изменении структуры может меняться взаимодействие. Например, при рождении ребёнка изменяется структура семьи, что неизбежно влечёт за собой изменение в функционировании членов семьи. Супруги теперь становятся ещё и родителями и должны выполнять соответствующие обязанности. Другой пример связан с изменением функционирования, которое влечёт за собой изменение структуры семьи. Муж потерял работу, превратившись из гиперфункционала в гипофункционала, соответственно, изменяется семейная иерархия: возможно жена обратится за помощью к своим родителям, а возможно, превратится в гиперфункционала сама.
Кроме того, существуют ещё исторические (генетические) особенности системы. Следует подчеркнуть, что история порождает структуру, а структура обуславливает определённые взаимодействия между элементами системы. Например, прошлое нашей семьи, её история жизнь предшествующих поколений влияет на нашу нынешнюю жизнь, на восприятие современной ситуации и, по сути, "управляют" нашим поведением сегодня.
Рассмотрим поподробнее понятия, используемые для описания структурных, динамических и исторических особенностей систем. Все эти параметры используются для объяснения особенностей функционирования семьи, и все они в той или иной степени используются при разработке стратегии и тактики психотерапевтической работы с семьями, а также определяют способы анализа полученной информации.
Структурные параметры
Подсистема
Семейную систему можно рассматривать как единое образование, совокупность взаимосвязанных элементов, составляющих единое целое и обладающее определённой структурой. Подсистема - составная часть системы, выполняющая в её рамках относительно независимые функции (Браун., Кристенсен, 2001). В структурном отношении всякая нуклеарная семья включает в себя четыре основных группы подсистем:
• члены семьи, как отдельные люди;
• супружеская подсистема - подмножество семейной системы, правила поведения в котором определяются транзакциями типа супруг-супруг;
• сиблинговая подсистема - подмножество семейной системы, правила поведения в котором определяются транзакциями типа брат-сестра (брат-брат, сестра-сестра);
• родительская подсистема - подмножество семейной системы, правила поведения в котором определяются транзакциями типа родитель-ребёнок (Браун., Кристенсен, 2001).
Интересно, что, не смотря на то, что, состав супружеской и родительской подсистем одинаков, эти подсистемы кардинально отличаются ибо различаются функции этих подсистем. Супружеская подсистема характеризуется тем, как диада муж и жена чувствуют себя как супруги, как удовлетворяют совместные потребности и ожидания. Родительская же подсистема характеризуется тем, как они отец и мать функционируют как родители.
Хорошо сбалансированная семейная система способна удовлетворить потребности всех, входящих в неё подсистем.
Границы
Термин граница используют в описании взаимоотношений между семьей и социальным окружением, а также между различными подсистемами внутри семьи (индивидами, диадами, триадами). Семейные терапевты рассматривают развитие границ как один из важных параметров эволюции семейных структур. Границы определяют структуру семьи и, соответственно, содержание её жизни. Границы системы или подсистемы представляют собой "правила, определяющие кто и как участвует во взаимодействии" (Minuchin, 1974). Каждая семья вырабатывает свои собственные правила, а границы имеют неодинаковую гибкости и проницаемость. В целом, все семьи можно было расположить на шкале, на одном полюсе которой были бы семьи с чересчур ригидными, негибкими границами, а на другом - семьи с чересчур проницаемыми границами. В промежутки расположились бы различные вариации.
 
Рис. 1
Внешние границы - это границы между семьей и расширенной системой. Они проявляются в разнице правил, по которым члены семьи ведут себя по-разному друг с другом и с внешним окружением. Например, насколько различается манера супругов общаться друг с другом и со своими друзьями. Если общение с друзьями для супругов более важно, нежели друг с другом, если в любое время дня и ночи в квартире живут друзья, и между ними и членами семьи не делается различий, то это свидетельствует о проницаемых, диффузных внешних границах семьи. Если же для членов семьи более всего на свете важна лояльность семейным правилам, если с друзьями отношения поддерживаются только в "плановом порядке", а хорошим тоном считается, если друзья заблаговременно предупредят о своём визите, то мы имеем дело с закрытыми внешними границами. Дисфункциональными будут крайние варианты: когда границы или слишком жесткие, ригидные, или слишком размытые, проницаемые (Minuchin, 1974). Если внешние границы слишком ригидные, жесткие, то между семьей и окружением происходит мало обменов, наступает застой в системе и у семьи могут быть проблемы адаптации к новой ситуации. Если границы слишком слабые, то у членов семьи много связей с внешней средой и мало между собой. Члены семьи мало контактируют друг с другом. В этом случае семья становится похожа на постояльцев гостиницы, живущих вместе под одной крышей.
Внутренние границы - это границы между различными подсистемами, определяются тем, насколько отличаются правила взаимодействия в этих подсистемах. Например, супруги могут немедленно прекратить свой спор, когда в него вмешивается ребёнок и начать заниматься ребёнком. Или они могут предложить ребёнку не вмешиваться в их разговор. В первом случае мы имеем дело с проницаемыми границами супружеской подсистемы. Если внутренние границы между родительской и детской подсистемами слишком жесткие, то родители производят впечатление сконцентрированных только на себе. Если границы слишком слабые, то родителям может не хватать интимности, они могут функционировать только в родительских ролях, теряя супружеские отношения (Minuchin, 1974).
 
Из теории систем следует, что если внешние границы системы диффузны и проницаемы, то внутренние границы жёсткие и ригидные (Рис. 2). Для подобной семьи будет характерно: сосредоточение интересов членов семьи за её пределами, отсутствие лояльности (или небольшая её степень) семейным правилам, небольшое количество контактов членов семьи друг с другом и отсутствие близости между членами семьи. Семья представляет из себя группу автономных индивидов. Их автономия сочетается с отсутствием взаимной поддержки (Minuchin, 1974).
Если внешние границы системы жёсткие и ригидные, то внутренние границы диффузны и проницаемы (Рис. 3). В такой системе будет мало обменов с внешней средой. Сверхпроницаемость же внутренних границ будет выражаться в том, что члены семьи слишком "слиты", утратили собственную автономию и не отвечают за свои поступки (Minuchin, 1974).
Это можно проиллюстрировать, рассматривая, как изменялись границы в системе нашего государства. При этом внешними границами будут служить границы государства, а внутренними - границы семей. Долгое время, существовавшее за "железным занавесом" государство было отгорожено от всего мира (внешние границы - жёсткие). При этом, считалось нормой вмешательство различных организаций в частную жизнь граждан (внутренние границы - проницаемы). Для людей, обладающих рядом профессий, развод был делом немыслимым, так, как, "ставил точку" на карьере. Собрания трудовых коллективов, профсоюзных и партийных организаций, разбирающие "личные дела". Функция воспитания детей делегирована государству. Всё это - признаки диффузных границ между семьёй и социумом.
После падения "железного занавеса" внешние границы государства стали раскрываться. Стало легко выезжать за границу, прекратилась информационная блокада, появились импортные товары. При этом процесс раскрытия внешних границ сопровождался процессом закрытия внутренних границ. В общественном сознании формируется положительное отношение к закрытым семейным границам: хорошо, когда ребеночек не ходит в ясли, дом очень закрытый, гости приходят по конкретным поводам и только по приглашению, известны ритуалы и правила поведения с гостями, и манера поведения семьи при гостях - одна, без гостей - другая. Однако, мы помним, что если границы системы становятся слишком закрытыми, то границы подсистемы становятся очень размытыми (рис. 4).
 
Вот, как описывает этот процесс А.Я. Варга: "Обоснование этих самых закрытых границ часто происходят через обоснование системы воспитания. Такие люди говорят: "Детьми надо заниматься". И тогда ответственность за какие-то детские дела взрослые берут на себя. Возникает поведенческое оформление размытых границ подсистемы: мама делает с ребенком уроки, ребенок знает, что это ее ответственность, чтобы он пошел в школу со сделанными уроками, а мама знает, что если ребенок получил двойку, то это - ей двойка и она очень сердится на него, конечно. Я уж не говорю про то, что все эти коалиции, например, матери с ребенком - это перераспределение ролей внутри семьи. Мать с ребенком - в коалиции, отец в этой семье - на периферии. В эмоциональной жизни и содержательной жизни он участия не принимает (Варга, 2001).
Итак, границы адекватно функционирующей семьи хорошо определены и достаточно гибки, чтобы семья могла успешно выполнять функции, соответствующие стадии жизненного цикла.
Альянсы, коалиции
В любой семейной системе существуют альянсы между членами семьи для выполнения какой-либо функции или для достижения определённой цели. В принципе, функционирование каждой из подсистем (детская, супружеская, родительская) подразумевает заключение альянса между членами подсистемы. Отношения между супругами будут отличаться от их отношений с детьми, а отношения между сиблингами будут носить совершенно иной характер, нежели отношения между детьми и родителями. Альянсы позволяют членам семьи почувствовать особую близость. В нормально функционирующих семьях эти альянсы непостоянны и зависят от конкретной ситуации.
Однако, существуют ситуации, когда альянсы носят дезадаптивный характер. Это касается ситуаций, когда двое объединяются против третьего. Тогда альянсы принимают форму коалиций. Коалиции предполагают сплочение одних членов семьи, направленное против других и помогает тем, кто чувствует себя слабым справиться с тем, кто кажется им сильнее. "Они позволяют членам семьи совладать с низким самоуважением, уменьшить тревогу и контролировать третью сторону" (Черников, 2001). Как правило, коалиции складываются между представителями разных поколений. Например:
• Один родитель создаёт коалицию с ребёнком, против другого родителя. Например, коалиция матери с дочерью против отца ослабляет его родительскую власть над дочерью (Рис. 5).
 
• Один родитель создаёт коалицию с ребёнком, против коалиции другого родителя с ребёнком. В этом случае между детьми вероятны конфликты, в которые неизменно будут вмешиваться родители каждый на стороне "своего" ребёнка. Между супругами тоже, скорее всего, будут происходить конфликты по поводу поведения детей. Причём каждый из супругов будет оправдывать поведение одного ребёнка и осуждать другого (Рис. 6) .
 
• Один родитель создаёт коалицию с ребёнком, против других детей. В этом случае именно избранному ребёнку будет позволяться больше, чем другим детям (Рис. 7).
 
• Один из супругов объединяется со своим родителем против другого супруга. Пресловутый конфликт между тёщей и зятем, про который создано столько анекдотов из их числа (Рис 8).
 
• Старшее поколение (бабушка и дедушка) объединяются с младшим поколением (детьми) против среднего (родителей). В этом случае старшее поколение может покрывать перед родителями школьные неуспехи детей или их поздние приходы домой (Рис. 9).
 
• Кто-либо из старшего поколения (бабушка или дедушка) объединяются с ребёнком против одного из родителей. Такой вариант часто встречается в разведённых семьях, когда мать с ребёнком живёт в доме своих родителей (Рис 10).
 
Хейли (Haley, 1976) пишет о том, что "если существует фундаментальное правило социальной организации, то оно гласит: организация попадает в беду, когда коалиции складываются поперёк уровней иерархии, особенно, когда эти коалиции секретные". В этом случае коалиция будет возникать на основе совместного секрета, связанного с попыткой определённых членов семьи скрыть некоторую информацию от других.
Пример. Каждый раз, когда 14-летний подросток не приходил ночевать домой он оправдывал это тем, что остался у бабушки, которой якобы требовалась его помощь. Родители были против ночёвок вне дома, но данный повод считался вполне уважительным для них. Излишне говорить, что подросток проводил время отнюдь не у бабушки, а в клубе. Бабушка знала об этом, но покрывала эти отлучки, так как считала, что родители чересчур перегружают ребёнка учёбой. Более того, за школьные неуспехи она тоже выгораживала ребёнка, объясняя родителям, что внук был слишком занят уходом за ней.
На приёме семейного психотерапевта, коалиции обычно можно вычленить по вариантам рассаживания при условии, что в кабинете достаточное количество посадочных мест. Очень важно дать семье возможность выбрать расположение в пространстве. Поэтому в кабинете семейного психотерапевта всегда должно быть больше стульев и кресел, чем членов семьи. Взаимное расположение - быстрый и надежный способ диагностики семейной структуры (Минухин., Фишман, 1998).
Иерархия
Термин иерархия охватывает несколько фундаментальных теоретических предположений. Ряд авторов определяют её как на авторитет, доминирование, власть принимать решения или степень влияния одного члена семьи на других, контроля (Маданес, 1999; Moos, 1974; Williamson, 1981; Oliveri & Reiss, 1984; Bloom, 1985). Контроль означает не только контроль над другими, - например, над детьми, - но также над принятием решений в семье. Понятие иерархии также используется в изучении изменений в структуре ролей и правил внутри семьи (Olson, 1985; Dickerson & Coyne, 1987). Тем не менее, иерархия является необходимым атрибутом существования системы, ибо все живые существа, способные к обучению организовываются и выстраивают иерархию. Иерархия заложена в природе организации и поддерживается всеми её участниками.
В большинстве семей родители несут ответственность за детей, а следовательно обладают всей полнотой власти в нуклеарной семье. В нормально функционирующей семье члены придерживаются общепринятых норм разделения власти. Однако, если в семье существуют недостаточно четкие границы между родительскими и детскими подсистемами, то возможен вариант, когда родители делают детей партнерами. Этот вариант называется перевёрнутой иерархией. Отличительной чертой таких семей является то, что статус ребёнка в них выше статуса родителя. Это семьи, где родитель может даже гордиться тем, что "ребёнок ему лучший друг". Например, мама может обсуждать с дочерью свои измены мужу, делая дочь соучастницей этой тайны. В данном случае уже не понятно, кто является матерью, а кто дочерью.
Другой пример, когда кто-то из родителей заболевает, и ребёнок начинает выступать в роли родителя по отношению к нему. Подобными примерами изобилуют алкогольные семьи, когда сын (или дочь) проявляет заботу о собственном родителе. Такое явление называется парентификация (от англ. parents - родители). Обычно в подобных семьях мы видим инфантильных родителей и детей, исполняющих родительские функции.
Ещё один вариант перевёрнутой иерархии складывается, если в семье нарушены границы поколений. Этот термин используется для того, чтобы показать различия в межпоколенных правилах, близости и иерархии. В целом, решающий голос в принятии жизненно важных для семьи решений у членов нуклеарной семьи, а у членов расширенной семьи - совещательный. Бывают же случаи, когда ни одно решение супруги не могут принять, не посоветовавшись со своими родителями по причине их опыта, ответственности и материальных ресурсов. Часто в таких семьях будут присутствовать коалиции через поколение, где сплоченность или преданность друг другу между родителем и ребенком больше, чем между родителями (На1еу, 1973).
Ещё один вариант нарушенной иерархии может быть связан с несбалансированностью иерархии детской подсистеме. Здесь возможны два варианта: либо чрезмерная иерархизированность, когда один ребёнок несёт непосильное бремя родительских функций, отвечая за всех остальных детей. Второй вариант связан с отсутствием иерархии. В этом случае существует некто, часто мать, которая регулирует все взаимодействия между детьми и в ответе за всё, что с ними происходит.
Сплочённость
Сплоченность - степень эмоциональной близости между членами семьи. В отношении семейных систем это понятие используется для описания степени, до которой члены семьи видят себя как связанное целое. Для диагностики семейной сплочённости используются следующие показатели: Эмоциональная связь между членами семьи, организация семейных границ, лояльность семейным правилам, зависимость членов семьи друг от друга, стиль принятия решений по семейным вопросам, время, проводимое членами семьи вместе, отношения с друзьями, совместные интересы и отдых.
Можно выделить четыре уровня сплоченности (от экстремально высокого, до экстремально низкого) и, соответственно, четыре типа семей:
• Запутанная система (enmeshed) характеризуется слишком высоким уровнем сплоченности. В семье существует слишком много центростремительных сил. Отдельные члены семьи не могут действовать независимо друг от друга ибо существуют крайности в требовании эмоциональной близости и лояльности. В семье слишком много согласия, различия в точках зрения не поощряются. Личного пространства в таких семьях почти нет. Подобные семьи М.Боуэн (Bowen, 1960, 1978) определял как слабо дифференцированные. Семья, как система имеет жесткие внешние границы с окружением и диффузные внутренние границы между подсистемами и членами семьи. Энергия людей сфокусирована в основном внутри семьи или отдельной ее подсистемы, и у каждого ее члена существует мало неразделенных с другими друзей и интересов.
• Разобщенная система (disengaged) - другая крайность, характеризуется низким уровнем сплоченности и лояльности семье. В такой семье существует чрезмерно много центробежных сил. Члены семьи крайне эмоционально разделены, мало привязаны друг к другу и ведут себя несогласованно. Они часто проводят свое время раздельно, имеют каждый свои, не связанные друг с другом интересы. Друзья у таких супругов тоже у каждого свои. Им бывает трудно оказывать поддержку друг другу и совместно решать жизненные проблемы. Однако, нельзя сказать, что члены такой семьи являются хорошо дифференцированными личностями в понимании М.Боуэна (Bowen, 1960, 1978). Изолируясь друг от друга, подчеркивая свою независимость, они часто скрывают свою неспособность устанавливать близкие взаимоотношения. Описывая этот процесс, М.Боуэн отмечал, что при сближении с другими у таких людей отмечается возрастание. "Полюса данной шкалы (близость - раздельность) отражают два фундаментальных человеческих страха - страха одиночества и страха быть поглощенным другими" (Черников, 2001).
• Раздельная система (separated) характеризуется умеренной сплочённостью. В эмоциональных отношениях в семье присутствует некоторая раздельность, однако, она не является такой крайней, как в разобщенной системе. Несмотря на то, что время, проводимое отдельно, для членов семьи более важно, семья способна собираться вместе, обсуждать проблемы, оказывать поддержку друг другу и принимать совместные решения. Интересы и друзья являются обычно разными, но существует и область, разделяемая с другими членами семьи.
• Связанная система (connected) характеризуется высокой степенью эмоциональной близости, лояльностью во взаимоотношениях и определённой зависимостью членов семьи друг от друга Члены семьи часто проводят время вместе. Это время для членов семьи более важно, чем время, посвященное индивидуальным друзьям и интересам. Однако сплоченность в таких семьях не достигает степени запутанности, когда пресекаются всякие различия.
Как видно из вышесказанного, члены связанных и раздельных систем способны сочетать собственную независимость с эмоциональными связями со своими семьями. Эти два типа систем являются сбалансированными. Разобщённые и запутанные системы являются несбалансированными, они обычно рассматриваются как проблематичные, ведущие к нарушениям функционирования семейной системы.
Чтобы определить уровень сплочённости семьи бывает полезно на приёме обсудить следующие темы:
1. Эмоциональная связь:
- Обращаются ли члены семьи за помощью друг к другу?
- Чувствуют ли члены семьи себя близкими друг другу?
- Важно ли для членов семьи чувство единства?


2. Семейные границы:
- Предпочитают ли члены семьи общество друзей обществу друг друга?
- Близки ли члены семьи с посторонними в большей степени, нежели друг с другом?
- Приветствуют ли члены семьи нежданные визиты к ним домой?
3. Принятие решений:
- Советуются ли члены семьи друг с другом по поводу принятия решений?
- Существует ли способ повлиять на уже принятые решения?
4. Время:
- Любят ли члены семьи проводить время вместе?
- Трудно ли им долгое время находиться вместе?
5. Друзья:
- Существуют ли у членов семьи близкие друзья (отдельные от других членов семьи )?
- Как принимаются друзья других членов семьи?
6. Интересы и отдых:
- Часто ли семья собирается вместе?
- Предпринимают ли члены семьи совместные мероприятия, приносящие удовольствие всем участникам?
Гибкость
Семейная гибкость - характеристика того, насколько гибко или, наоборот, ригидно способна семейная система приспосабливаться, изменяться при воздействии стрессоров на ней. Для диагностики гибкости используются следующие параметры: лидерство, контроль, дисциплина, правила и роли в семье. Здесь также выделяет четыре уровня гибкости:
Ригидная (rigid) система обладает очень низкой гибкостью и адаптивностью. Такая система не способна решать жизненные задачи, возникающие перед семьей в ее продвижении по стадиям жизненного цикла. Семья отказывается меняться и приспосабливаться к изменившейся ситуации (рождение, смерть членов семьи, взросление детей и отделение их от семьи, изменения в карьере, месте жительства и т.д.). Система часто становится ригидной, когда она чрезмерно иерархизирована. То есть существует член семьи, который всем заведует и контролирует. Переговоры по важным вопросам в такой семье ограничены, а большинство решений принимается лидером. В ригидной системе роли, как правило, строго распределены и правила взаимодействия остаются неизменными. Слишком малое количество изменений в системе ведет к высокой предсказуемости и ригидности поведения ее членов.
Хаотическая (chaotic) система характеризуется очень высокой степенью непредсказуемости. Такое состояние система часто приобретает в момент кризиса, например, при рождении ребенка, разводе, потере источников дохода и т.д. Проблемным оно становится, если система застревает в нем надолго. Такой тип системы имеет неустойчивое или ограниченное руководство и испытывает недостаток лидерства. Решения являются импульсивными и непродуманными. Роли неясны и часто смещаются от одного члена семьи к другому. Большое количество изменений приводит к непредсказуемости того, что происходит в системе.
Структурированная система характеризуется умеренной гибкостью. Здесь будет присутствовать некоторая степень демократичного руководства, предполагающая переговоры по проблемам между членами семьи, включая мнение детей. Роли и внутрисемейные правила стабильны, с некоторой возможностью их обсуждения. Существуют определённые дисциплинарные правила.
Гибкая система характеризуется умеренной гибкостью; демократическим стилем руководства. Переговоры ведутся открыто и активно, включают детей. Роли разделяются с другими членами семьи и меняются, когда это необходимо. Правила могут быть изменены и соотнесены с возрастом членов семьи. Иногда, правда, семье может не хватать лидерства, и члены семьи завязают в спорах друг с другом.
Ригидные и хаотичные системы считаются несбалансированными, а гибкие и структурированные - сбалансированными.
Чтобы определить уровень гибкости семьи бывает полезно на приёме обсудить следующие темы:
1. Лидерство:
- Может ли каждый член семь быть лидером?
- Кто лидер у них в семье?
- Как они принимают решения по важным для семьи вопросам?
2. Контроль:
- Учитывается ли мнение детей при принятии семейных решений?
- Принимаются ли семейные решения только родителями?
3. Дисциплина:
- Выбирают ли дети самостоятельно форму поведения?
- Обсуждают ли родители вместе с детьми форму наказания?
4. Роли:
- Как устроен в семье способ выполнения повседневных дел?
- Могут ли домашние обязанности переходить от одного члена семьи к другому?
- Существует ли в семье чёткая система прав и обязанностей?
5. Правила:
- Какие правила существуют в этой семье?
- Подвержены ли эти правила изменениям под воздействием обстоятельств?
Одной из наиболее известных и широко применяемых структурных моделей является циркулярная модель Олсона.
Эта модель включает в себя 2 основные оси (сплоченность и гибкость), которые задают тип семейной структуры и один дополнительный параметр - коммуникацию, графически не включенную в модель. Циркулярная модель Олсона графически изображена на рис. 11. Из рисунка видно, что всего имеется 16 типов супружеских или семейных систем. Из них 4 являются сбалансированными типами структур, 8 - средне сбалансированными (сбалансированными по одной шкале и находящиеся на краю по другой) и 4 - крайних типа, несбалансированных по обоим параметрам.
Семьи нуждаются не только в балансе близости-раздельности, но также в оптимальном сочетании изменений внутри семьи со способностью сохранять свои характеристики стабильными. Несбалансированные по шкале гибкости системы склонны быть или ригидными или хаотичными
 
Олсон считает, что, вступая в брак, супруги часто воспроизводят структурный тип семейной системы, который у них был в родительских семьях, или иногда пытаются создать противоположный. Если супруги происходят из двух совершенно различных семейных систем или предпочитают разные типы семейных динамик, для них будет труднее создать совместный стиль взаимоотношений.
ДИНАМИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ
Коммуникации
Под коммуникацией понимают обмен сообщениями или взаимодействиями. Пол Вацлавик писал, что "всякое поведение в присутствии другого человека есть коммуникация" (Watzlawick et al., 1974). "Единица коммуникации (поведения) называется сообщением, или простой коммуникацией. Обмен сообщениями называется интеракцией" (там же). Таким образом, мы будем рассматривать коммуникацию, как обмен интеракциями. Коммуникация осуществляется и на вербальном, и на невербальном уровне. В принципе, абсолютно всё: как мы выглядим, как ведём себя, что и как говорим, какие темы увлечённо обсуждаем, а какие стараемся обойти молчанием - всё это наше сообщение миру о нас. Например, пожилая молодящаяся женщина, подбирающая одежду и макияж таким образом, чтобы выглядеть как юная девушка, с манерами, как у маленького ребёнка несёт миру определённое послание например, о том, что она чувствует себя ребёнком, что боится старости и утраты красоты. Молодой мужчина, выбирающий имидж солидного человека, одевающийся и ведущий себя как зрелый или даже пожилой человек, скорее всего, нуждается в подтверждении своей значимости и т.д.
Коммуникация постоянно влияет на нас, даже наше самосознание зависит от коммуникации. Получается, что мы находимся в постоянной коммуникации, однако, говорить о коммуникации значительно сложнее (ибо, сказать и иметь в виду - разные вещи). Если не использовать коммуникацию для общения, а общаться на тему коммуникации, исследовать её, то по аналогии с математикой мы выходим на уровень метакоммуникации, которая помогает правильно понять контекст сообщения. Однако, ошибиться, читая контекст сообщения ещё легче. Вацлавик (Watzlawick et al., 1974) в качестве примера приводит наблюдателя за игрой в шахматы, который не понимает ни правил этой игры, ни её смысла, и, к тому же, не разговаривает на языке игроков, а, следовательно, не может попросить об объяснении. Для него скоро станет очевидным, что поведение игроков представляет некую повторяющуюся последовательность осуществляющуюся по своим правилам. Через какое-то время наблюдатель сделает свои экспериментальные выводы и заключения о них. Однако, заключения о каких-то правилах сделать легче (например, о чередовании ходов или о правилах перемещений фигур), а о каких-то - сложнее (например, о рокировке), из-за сравнительной редкости этого явления. Однако, посмотрев несколько партий, наблюдатель с высокой степенью точности сможет сформулировать правила игры в шахматы, при этом он достигнет результата, не задавая вопросы. Однако, вышесказанное не означает, что наблюдатель "объяснил" поведение игроков. Конечно, он может придумать самостоятельно символическое значение для каждой фигуры, разработать мифологию игры, включая причудливые сказки о её происхождении, но это будет иметь такое же отношение к шахматам, как астрология к астрономии. То есть, наблюдатель может всего лишь установить наблюдаемую последовательность паттернов поведения игроков и понять определённые правила игры. Что это за игра, её смысл, не постичь, наблюдая только за поведением игроков. Таким образом, объясняя некий факт, мы рискуем ошибиться.
Теперь рассмотрим правила, которые соблюдаются при успешной коммуникации и нарушаются в противном случае. Члены семьи тоже постоянно что-то сообщают друг другу. Практически, они общаются друг с другом на протяжении всей своей жизни. Причём, как мы уже отмечали, общение протекает и на вербальном, и на невербальном уровне. Каждое событие является сообщением, понятным сообщением для членов семьи. Всегда понятно, по какому поводу папа хлопнул дверью; по какому мама гремит на кухне кастрюлями; а по какому сын сам вызвался помыть посуду.
Каждая семья характеризуется определённым набором коммуникативных особенностей, уникальными коммуникационными последовательностями. Эти повторяющиеся последовательности называются паттернами коммуникаций. Паттерны коммуникаций бывают двух видов: симметричные и комплиментарные. Если поведение отражает друг друга (Например, если жена демонстрирует профессиональные достижения, а муж, в свою очередь, отвечает на это своими профессиональными достижениями, то может возникнуть конкурентная ситуация, в которой стремление к достижениям у одного, приводит к ещё большему стремлению к достижениям у другого), то это симметричные паттерны. Если один паттерн дополняет другой (Например, если муж взял на себя руководящую позицию, а жена подчиняющуюся, то её подчинение, в свою очередь, провоцирует его руководство, что, в свою очередь, требует от неё ещё большего подчинения), то они комплиментарные. Симметричные паттерны характеризуются сходством и минимизацией различий, в то время как комплиментарные основываются на максимизации различий. Существует ещё третий тип - метакомплиментарный (Например, жена позволяет или заставляет мужа руководить собой), который можно обозначить как псевдосимметричный (один заставляет другого быть симметричным). "Все коммуникативные взаимообмены или симметричны, или комплиментарны, в зависимости от того, основаны они на сходстве, или на различиях" (Watzlawick et al., 1974).
Некоторые паттерны коммуникаций являются патогенными. Как правило, для всех них будет характерен парадокс, то есть построение высказывания одновременно на двух логических уровнях, противоречащих друг другу. Вот некоторые из них.
1. Невозможность не общаться. Если наблюдать поведение больного шизофренией в латентный период, то создаётся впечатление, что он пытается не общаться. Но поскольку молчание, как и любая другая форма отказа является коммуникацией, то больной шизофренией вынужден отрицать, то что он общается, и в то же время отрицать, что его отказ является коммуникацией. Эти парадоксальные ситуации описаны в работе Хейли (Haley, 1963). Типичная ситуация, встречающаяся в жизни - встреча двух людей, один из которых хочет поговорить, а другой не расположен к этому. Если представить, что поле действия этой ситуации - салон самолёта или поезда, то есть тот, кто не хочет общаться не может физически устраниться, то вариантов остаётся немного. Первый - если один человек даст понять другому, что он не склонен общаться, то возникнет растерянность, напряжение и т.д. Что само по себе уже коммуникация. Второй - проклиная себя, человек всё же соглашается на общение. Однако, существует ещё и третий вариант - человек может защитить себя, сводя на нет собственные коммуникации. Противоречивые, взаимоисключающие заявления, невразумительная речь, незавершённые предложения, отклонение от темы, недопонимание и т.д. и т.п. - такой вид коммуникации вполне может быть типичным для человека, который оказался в ситуации, когда он чувствует себя обязанным что-то говорить, но в то же время хочет избежать этого.
2. Взаимодействие на разных коммуникационных уровнях. Вацлавик (Watzlawick et al., 1974) рассказывает такой пример: Муж застигнутый врасплох звонком друга, сказавшего, что он в течение нескольких дней будет в их городе, и зная, что жена будет рада визиту этого друга, пригласил его остановиться у них. Но узнав об этом, жена закатила мужу скандал из-за этого приглашения. Вацлавик отмечает, что на сессии они оба согласились с тем, что приглашение было совершенно естественным поступком и с его, и с её стороны. На самом деле здесь затрагиваются две темы: одна включает практическое действие, такое как приглашение, воспринимаемое супругами однозначно; другая касается взаимоотношений между супругами - вопрос, кто имеет право брать инициативу на себя, не обсудив с другим, - и она не может быть однозначной, поскольку обуславливается способностью мужа и жены говорить о своих взаимоотношениях. Эта пара совершила очень распространённую ошибку: они были не согласны на метакоммуникационном уровне (взаимоотношений), но пытались разрешить свои разногласия на уровне содержания, на котором их не существовало, что и привело к псевдосогласию. Ещё один пример пациента, которому удалось сформулировать разницу между уровнями содержания и взаимоотношений. После яростных столкновений с женой, когда ей всё же удалось доказать ему, что он не прав, муж незамедлительно ответил: "Может быть ты и права, но ты ошибаешься, потому, что споришь со мной".
3. Возможные патологии симметричной и комплиментарной коммуникации. В симметричных взаимоотношениях таится извечная опасность соперничества. Если вспомнить роман Д.Оруэла "Скотный двор", то этот процесс великолепно отражает фраза "Мы все равны, но одни равнее других". И в межличностных и в национальных коммуникациях кажется, что равенства можно было достичь, если бы не стремление одного быть "равнее" других. Эта тенденция отвечает за типичную эскалацию качества симметричной коммуникации. После того, как её стабильность потеряна, возникает неудержимый рост, выраженный в конфликтах между личностями или войне между государствами. В здоровых симметричных взаимоотношениях партнёры способны принять друг в друге "сходство", что ведёт к взаимному уважению и доверию. Аналогично обстоят дела и с комплиментарной коммуникации. При здоровой комплиментарной коммуникации партнёры способны принять "несхожесть" друг друга. В патологии возникает типичная проблема, когда происходит эскалация некого поведения А требует от В какого-то поведения (или восприятия), В подчиняется, что вызывает в А новые требования, потому, что существовать вместе можно только играя специфические комплиментарные роли. В литературе много внимания уделяется патологии комплиментарных взаимоотношений. Работы Лидза (Lidz, 1957) по семейным отклонениям, Шефлейна (Scheflen, 1960) по "ужасным парам", Лэнга (Laing, 1965) по принятию "сговора", иллюстрируют это "сумасшествие вдвоём".
4. Двойная ловушка. Эффекты парадокса (парадокс может быть определён как опровержение, за которым следует правильное заключение) в человеческой коммуникации впервые были описаны Бейтсоном, Джексоном, Хейли и Викландом в работе, озаглавленной "К коммуникативной теории шизофрении", опубликованной в 1956 году. Эта группа занималась коммуникациями в семьях шизофреников. Они наблюдали семьи детей, которые страдали шизофренией, и обнаружили там некий стереотип взаимодействия, встречающийся в этих семьях, и который они назвали double bind (буквальный перевод - двойная связь). У нас принят другой перевод - двойная ловушка. Это - постоянно поступающее к ребенку неконгруэнтное сообщение в ситуации, когда он не может выйти из общения. То есть, необходимы три составляющие процесса:
• Двое или больше людей вовлечены в интенсивные взаимоотношения.
• В таком контексте делается парадоксальное сообщение (Существует утверждение А, существует утверждение В про утверждение А, А и В - взаимоисключающие).
• Получатель сообщения не может выйти за рамки, установленные этим сообщением, то есть, даже если сообщение бессмысленно, оно является прагматической реальностью.
Человек, в ситуации двойной ловушки не может не реагировать на сообщение, но никогда не сможет реагировать на него соответствующим образом (непарадоксально).
Нет никаких сомнений, в том, что мир, в котором мы живём, далёк от логики, и поэтому все мы сталкиваемся с ситуациями двойных ловушек сплошь и рядом. Большинству из нас удаётся защитить свою психику, более того, двойные ловушки становятся постоянным и привычным состоянием. Однако, в детстве, когда кажется, что всё, что происходит с тобой, происходит со всем миром, что это - закон вселенной, двойная ловушка, как доминирующий паттерн коммуникации способна оказать патогенное влияние и нанести непоправимый вред детской психике. Классический пример приводится в работе Бейтсона, Джексона, Хейли и Викланда, "К коммуникативной теории шизофрении" (1956). В больнице находится страдающий шизофренией мальчик. К нему приходит мама - навестить его. Сидит в холле. Он выходит к ней и садится рядом, близко. Она отодвигается. Он - замыкается и молчит. Она говорит: "Ты что же, не рад меня видеть, что ли?" То есть, на одном коммуникативном уровне мама показывается мальчику, что она хотела бы увеличить дистанцию, при этом, на вербальном уровне она утверждает обратное. Когда мальчик реагирует на сообщение не невербальном уровне, он получает осуждение, негативную реакцию. Получается двойная ловушка. На вербальном уровне - одно сообщение, на невербальном - другое, и всегда - отрицательная реакция на ответ. Выйти же из общения, то есть покинуть родителей ни один ребенок не может, потому что он жизненно зависит от родителей, да и всегда к ним просто привязан. Чтобы ни делали родители, ребенок до определенного возраста, безусловно и абсолютно эмоционально привязан к ним.
В принципе, двойные ловушки встречается и в нормальных семьях, и при обычном общении ни к каким патологическим последствиям не приводят.
В те годы, когда выполнялись данные исследования, считалось, что когда ребенка постоянно погружают в ситуацию двойных ловушек, единственная возможность для него - аутизироваться. То есть он не может выйти из этой ситуации, он не может быть адекватен (потому что сообщения постоянно противоречивые), и единственное, что он может - это аутизироваться, что приводит в дальнейшем к психозу. Сейчас ситуация видится сложнее: в течение своего взросления ребенок выдает как правило весь спектр реагирования, Если это здоровый ребенок, то у него присутствует огромный арсенал поведенческих средств. Какие-то его реакции подкрепляются, вплетаются в семейную жизнь, стабилизируются и в дальнейшем сохраняются.
Правила
Д.Джексон (Jacson D.,1965) говорил, что семья - это система, управляемая правилами. Семейными правилами он называл устойчиво используемые способы поведения. Пол Вацлавик и др. (1967) определяют семейную систему, как процесс, в котором два или более людей определяют природу своих взаимоотношений. Уровень правил является метауровнем по отношению к уровню коммуникаций.
По мнению Хейли (1963), люди, вовлеченные в коммуникацию, всегда стоят перед проблемами:
• Какие сообщения и типы поведения имеют место в этом взаимодействии?
• Кто контролирует взаимодействия, и принимает решения?
Члены семьи стоят перед необходимостью заключить множество явных и неявных соглашений, определить правила своего взаимодействия.
Правила бывают социально или - культурно заданными, и тогда они разделяются многими семьями, а бывают уникальными для каждой отдельной семьи. Культурные правила семейной жизни известны всем - например, все знают, что родители не должны заниматься любовью на глазах у детей, что родители в ответе за детей до их совершеннолетия. Уникальные правила известны только членам семьи.
Основная задача этих правил - контролировать способы взаимодействия в семье. Правила регулируют все аспекты семейной жизни. Как семья принимает решения; как она отдыхает и ведёт домашнее хозяйство; как она зарабатывает и тратит деньги; кто именно зарабатывает, а кто тратит; кто хвалит, а кто ругает; кто запрещает, а кто разрешает; кто ходит за покупками; кто стирает; кто готовит; что вообще позволено, а что нет; что хорошо, а что плохо; словом, это - распределение семейных ролей и функций, определенные места в семейной иерархии. Они определяют, как люди должны вести себя в определенных ситуациях и обстоятельствах, что приемлемо, а что нет. Правила могут также говорить о том, какие последствия влечет за собой их выполнение или невыполнение. Большинство из правил не осознаётся членами семьи, однако, строго соблюдается. Более того, если, приходя в гости, мы нарушаем какие-то важные для этой семьи правила, то, скорее всего, и хозяева, и гости будут чувствовать себя неуютно. Например, если в семье существует правило, предъявляющее особые требования к чистоте в доме, а гость будет стряхивать пепел на ковёр, то, скорее всего, хозяева будут чувствовать себя неуютно.
Правила могут быть гласные и негласные. Иногда они сформулированы в семье явно. Например: "Дети не должны перебивать взрослых", "Родители устанавливают время отхода ко сну", "Отец выбирает, какие программы смотреть вечером" и т. д. и т. п. Гласные правила предъявляются открыто, их можно обсуждать, о них можно спорить и их можно менять. Часть правил не провозглашается открыто, хотя, безусловно, они известны всем: "Тема алкоголизма матери - запретная", "Если есть проблемы, лучше поговорить с мамой". Негласные правила также регулируют взаимоотношения, но открыто не рассматриваются и не обсуждаются. Если они упоминаются, то могут даже отрицаться наиболее приверженными к ним членам семьи. Часть правил не осознаётся членами семьи - они просто поступают определённым образом, даже не задумываясь, что можно поступать иначе.
На каждой стадии жизненного цикла должно происходить серьезное изменение правил функционирования.
Например, семья с маленьким ребёнком будет иметь правила, отличные, от правил семьи молодожёнов. Или, к подростку нужно обращаться совсем по-другому, чем к маленькому ребенку. Когда старые правила приходят в противоречие с изменившейся ситуацией, в семье происходит кризис. Закон Гомеостаза требует сохранения семейных правил в постоянном виде. Изменение семейных правил - болезненный процесс для членов семьи.
Правила в разных семьях разные. Когда молодые люди вступают в брак, перед ними обычно возникает задача совместить зачастую конфликтные правила взаимодействия, принятые в родительских семьях.
Правила взаимодействия задают внешние и внутренние границы в семье. Члены семьи по-разному ведут себя друг с другом и с внешним окружением. Взаимодействие родителей между собой отличается от их взаимодействия с детьми. От детей обычно требуется, чтобы они высказывали уважение родителям, которое не обязательно в их общении друг с другом и т.д.
Коммуникативные правила помогают семейной системе сохранить равновесие. В процессе развития происходит обучение детей этим правилам. Если правила не соблюдаются, у членов семьи возрастает тревога. Правила относятся к более высокому логическому типу, чем просто взаимодействия. В дисфункциональных семьях обычно существует запрет на открытую, вербализованную метакоммуникацию, существует много негласных правил.
По мнению Хейли (1963), конфликт в браке сфокусирован на:
1) Несогласии в правилах совместной жизни,
2) Несогласии в том, кто устанавливает эти правила, и
3) Попытках провести в жизнь правила, несовместимые друг с другом.
Мы можем выявить семейные правила, наблюдая за реальным поведением членов семьи, за тем, как они принимают решения, обсуждают что-то и т.д.
Мифы
Семейный миф - определённое неосознаваемое соглашение между членами семьи поддерживающее семейное единство, формирующее образ семьи, семейное самосознание, семейную идентичность, регулирующее семейные правила, определяющее характер коммуникаций.
Семейный миф существует и в функциональной, и в дисфункциональной семье. Однако, в дисфункциональной семье миф способствует поддержанию дисфункциональных отношений в семье, а семья в целом ригидно воспроизводит опыт предыдущих поколений, мало учитывая изменения в обществе.
Рассмотрим некоторые примеры семейных мифов.
Миф "Мы - дружная семья". А.Я.Варга (Варга, 2001) характеризует его как "специальный "аграрный" миф, часто встречающийся и очень распространенный в нашей культуре". Этот миф характерен для семей, переживших много потерь, оторвавшихся от родных мест и не интегрировавшихся в новое окружение. Понятно, что единство необходимо для того, чтобы выживать в непростых условиях. Дружба в таких семьях продолжается, несмотря ни на что. Ценность этого брака в таких семьях очень велика. Лояльность семье - почти самое главное правило. Кроме того, могут существовать правила: "Наш дом - наша крепость", "Один за всех - все за одного", "Разлучаться нельзя", "Мир полон врагов" и т. п. В таких семьях забота о собственных потребностях может оцениваться как эгоизм, а лояльность "чужому", как предательство. Конфликты скрываются от детей и окружающих, отношения не выясняются, негативные эмоции подавляются. Границы между поколениями диффузны и проницаемы. В семье, где присутствует миф "Мы - дружная семья", всегда будут трудности с сепарацией детей от родителей.
Однако, семейный миф бывает необходим и функционален. Так, миф "Мы дружная семья, функционален в трудных или опасных условиях жизни. Людям кажется, что они могут выжить только вместе. Миф становится дисфункционален, когда социальные условия уже не требуют такого объединения.
А.Я.Варга отмечает, что "любой народ, переживший геноцид, считает, что выжить можно только вместе и миф про дружную семью в этом случае - очень популярный миф. В странах, где, скажем, 200 лет не было никакой войны, этот миф сходит на нет, там не наблюдается сильной связи поколений. А в странах, где были какие-то социальные катаклизмы, он очень актуален. Есть специальные наблюдения за Израильской моделью семьи и там просто это называется осадная ментальность , особенно среди переселенцев в первом поколении . Они живут как в осажденной врагами крепости: чувствуют внешнюю угрозу, подозрительны, недоверчивы. Безопасность ощущается только среди своих - внутри семьи. А, например, для американцев, которые эмигрировали давно, это - не актуально, а для тех, кто эмигрировал недавно - актуально . В чуждой культурной среде просто созидать общность. Для этого есть простой ход - не учить язык" (Варга, 2001).
Мифы "Семья героев". Предки сумели выжить в тяжёлых условиях, совершив героические поступки. У членов семьи потребность преодолевать трудности, которые они сами ищут или создают. Они отличаются максимализмом установок, ригидностью аффекта, который обычно напряжён до страсти: сумасшедшая любовь, безумное счастье, бешеная ревность, страшное горе. А.Я.Варга пишет: "Какое требование к чувствам накладывает этот миф? В каком "дизайне" существуют герои? Какой драматический жанр предполагает этот миф? Трагедия. Герои существуют в трагедиях, их не бывает в комедиях. Должно быть определенное восприятие жизни и определенное правило про то, какие эмоции подобает испытывать. Героям подобает испытывать очень сильные чувства, в основном - отрицательные Хочу обратить ваше внимание на то, как легко узнается миф "Мы - герои", и как правила этого мифа легко тут же озвучить. У нас тоже этот миф очень популярен. Для людей, которые живут в этом мифе, совершенно необходимы трудности, необходимо преодоление, они за все должны биться. Есть это специальное переживание преодоления, такое специальное чувство". (Варга, 2001). Они не прощают обид и гордятся тем, что годами не разговаривают друг с другом.
Миф о "Спасателе". Для этого мифа обязательно наличие гиперфункционала и гипофункционала, коммуницирующих по принципу комплиментарности. Видно, что из каждого мифа вытекают свои правила. Если спасаешь, обязательно должны быть те, кого необходимо спасать. Всегда будет разделение на спасателя и спасаемого, демонстрирующего "инвалидное" поведение. А.Я.Варга отмечает, что миф о спасении - самый замечательный миф для алкогольной семьи. Она пишет: "Чтобы алкогольная семья существовала долго и счастливо, в ней должен быть миф о спасении. Есть алкоголик - он дисфункционал и обязательно есть гиперфункционал, который спасает. Все терпит, выводит из запоев, если это требуется, и т.д. и т.д. Без мифа "Спасатель" алкогольный брак долго не существует, он распадается. Бывают такие ситуации, когда супруги меняются ролями: он пьет - она болеет, по очереди друг друга спасают. Или оба пьют. Разделение функции спасение происходит по времени" (Варга, 2001).
Известно, что 70 процентов дочерей алкоголиков выходят замуж за алкоголиков.
Существует множество мифов. Например: "Мы - люди", "Семья выживальщиков", "Смысл жизни - в детях", "Семья с кумиром", "Жизнь не может быть легка" и т. д. и т. п.
Характерно то, что для того, чтобы семья просуществовала долго, мифы у мужа и жены должны совпасть, или, по крайней мере, не противоречить друг другу.
Стабилизаторы
В любой семье существует что-то, что скрепляет систему, что помогает людям держаться вместе. В принципе, все вышеописанные параметры являются стабилизаторами. Общий миф или общие мифы - условие необходимое для существования семьи, хотя, конечно, недостаточное. В определенном смысле семья - это группа людей, разделяющая общий миф. В разные периоды жизни семьи существуют разные стабилизаторы. Например, страх одиночества - универсальный стабилизатор, но особенно ярко выступающий в старости. Общие дела: хозяйство, распределение функций, общий бюджет, общие дети - это так же обычные стабилизаторы, которые естественно присутствуют в каждой семье. Внешняя макросистема так же неплохой стабилизатор, особенно в тех обществах, где существует ценность брака, где одинокая женщина или одинокий мужчина воспринимаются как неудачники. Там негативен сам факт развода и общественное мнение является стабилизатором семьи.
В практике работы с семьей приходится иметь дело со своеобразными стабилизаторами. Стабилизаторами может быть, в принципе, что угодно: измены, детский энурез, болезни, девиантное поведение ребёнка.
Свои стабилизаторы существуют, как в дисфункциональной, так и в функциональной семье. Стабилизаторы в функциональной семье - общее место проживания, общие деньги, общие развлечения, интерес друг к другу, выполнение общих дел. В дисфункциональной семье - дети, болезни, нарушения поведения (Варга, 2001).
Исторические параметры
Рассматривая все вышеперечисленные параметры семейной системы мы невольно подразумевали историю становления семьи. Иначе говоря, для успешной работы с семьей необходимо знать не только положение сегодняшнего дня, которое описывается предыдущими параметрами, но историю данной семьи. Семейное прошлое складывается из прошлого опыта жизни членов семьи, из того, что они пережили в своей родительской семье и в прошлых браках, или во внебрачных отношениях. Из прошлого человек приносит в свою семью во-первых, правила и мифы, своей родительской семьи в неизменном виде или в своей противоположности, во-вторых ожидания и потребности, которые сформировались под влиянием прошлого опыта.
Правила и мифы родительской семьи присутствуют в виде привычек, в виде чувства комфорта, которое возникает, когда осуществляется привычный стиль жизни.
Помимо привычек и моделей человек привносит в брачный союз ожидания и массу нереализованных потребностей. Собственно говоря, удачный брак это такой брак, в котором могут реализовываться потребности и фантазии. Если существенные потребности не могут реализовываться в браке, то обычно он переживает серьезный кризис или разваливается. Ловушка заключается лишь в том, что потребности меняются. Существует естественная смена потребностей, если удовлетворены одни потребности, то им на смену выступают другие. Нередко в браке человек старается осуществить то, то требуется для его нормального психического развития
Все мы получаем в детстве некие предписания и рецепты о том, как жить. Это называется воспитанием. Для того, чтобы понять законы жизни семейной системы, необходимо знать предписания, которые люди получили "на дорожку" в своих родительских семьях.
С 1960-1970-ых годов вышло большое количество работ посвящённых изучению того, как прошлое присутствует в нашем настоящем. Ф.Дольто, Н.Абрахам, а также И.Бошормени-Надь обнаружили сложную проблему как не разрешенные конфликты, тайны, "невысказанное", преждевременные смерти, выбор профессии и т.д. передаются из поколения в поколение. Все происходит так, как если бы состав и структура семьи были повторяющимися и наследовались психологически, как если бы существовал "единый для всех закон - как для тела, так и для духа". Источники повторений не осознаются и даже не рационализируются. Все гораздо серьезнее: семейные тайны, судьбоносным образом определяют выбор профессии, времяпрепровождения, увлечений и т.д.
Возникает вопрос о межпоколенной передаче. Как она осуществляется? В настоящее время ответ на этот вопрос не найден, однако, существует множество предположений, выдвинутых в рамках различных школ и направлений. Так, некоторые исследователи считают, что еще во чреве матери с седьмого месяца беременности ребенок начинает видеть сны, и, вероятно, эти сны передает ему мать, тем самым ребенок имеет (или может иметь) доступ к ее бессознательной сфере. Аналогичные предположения на уровне интуиции делала Ф.Дольто, по мнению которой бессознательное матери и ребенка связаны, и ребенок знает, угадывает и чувствует вещи, относящиеся к его семье на протяжении нескольких поколений.
Н.Абрахам и М.Терек выдвинули гипотезу о "склепе" и "призраке", как свидетельстве о наличии "мертвеца", похороненного в другом. "Призрак - это некое образование бессознательного, которое никогда не было осознанным, и является результатом передачи из бессознательного родителя в бессознательное ребенка. Сам механизм этой передачи пока неясен". Потомков носителя "склепа", вероятно, преследуют "пробелы, оставленные в нас тайнами других людей из предыдущих поколений нашей семьи. Например, кого-то из наших предков постигла смерть, которую трудно принять, или в семье произошло нечто, что заставило людей стыдиться этого. Что-то было "не так". И тогда участники событий стали вести себя таким образом, как будто стремились огранить своим молчанием себя и своих потомков от какой-то невидимой опасности. Может быть, они избегали боли утраты, может быть они стыдились чего-то…. Но именно они заперли и стерегли в своей душе, как в "склепе", призрак семейной тайны. А этот призрак время от времени выбирался оттуда и действовал через одно или два поколения. Действует как раз эта невысказанность, обостренная молчанием и утаиванием. Эта непроговариваемость уже является патогенной, так как поддерживает в ребенке различного рода неосведомленность. По сути дела, непроговариваемость и неосведомленность создают у ребёнка пустоту, которую он заполняет уже своими фантазиями, страхами и тревогами. Однако, эта неосведомленность - пустяк по сравнению с той непреодолимой тревогой родителей о том, что они скрывают. И эта тревога родителей, транслируемая ребенку и воспринимаемая им, оказывает патологическое воздействие на формирование его личности. Травма, которая передается, намного сильнее той, которую получают.
Передача способов функционирования может осуществляться осознанно, однако, в значительно большей степени эта передача - бессознательный процесс. К осознанной (сознательной) межпоколенной передаче относятся те ее виды, о которых думают и которые обсуждают бабушки и дедушки, родители и дети - это семейные привычки, правила, стиль жизни. О бессознательной межпоколенной передаче не говорят, это тайна, непроговариваемое, умалчиваемое, скрываемое, иногда об этом запрещено даже думать. Все это входит в жизнь потомков, хотя об этом не думают, не "переваривают". И именно в этом случае появляются травмы, соматические или психосоматические заболевания (Ф.Дольто говорила, что "все, что замалчивается в первом поколении, второе носит в своем теле"), которые часто исчезают, когда о них размышляют, говорят, оплакивают - если над ними работают и "перерабатывают" их.
Для межпоколенной передачи важно понятие скрытой (невидимой) лояльности семье. Оно является ключевым и означает ставшую бессознательной и невидимой верность предкам. Важно сделать ее видимой, осознать, что заставляет человека функционировать именно таким способом, что руководит им, и в случае необходимости поместить эту лояльность в новые рамки, чтобы человек смог обрести свободу жить своей жизнью. Как написано в Библии: "Родители съели зеленый виноград - а у детей появилась оскомина на зубах".
Человеку, принадлежащему современной культуре, подчас бывает трудно увидеть и осознать, каким образом отношения в его семье на протяжении многих предшествующих поколений влияют на его нынешнюю жизнь, на восприятие современной ситуации и, по сути, "управляют" его поведением сегодня. Всё более распространяющийся культ независимости и самореализации, свободы от всяческих уз влечёт за собой иллюзию того, что можно порвать связи с прошлой жизнью, забыть прошлое, начать жизнь "как бы с чистого листа". Self made man, совершивший скачок по социальной лестнице и порвавший со своей семьёй (или вставший во главе её), также не свободен от своеобразного "приданого" или "семейного наследства", как и человек, продолжающий жить в семье и испытывающий все "прелести" эмоциональной и финансовой зависимости от своих родителей.
В главе "Повышение дифференциации Я" подробно изложен механизм, посредством которого прошлое присутствует в настоящем, а также излагаются способы диагностики и работы с семейной историей.
Диагностические методики и техники
Типы вопросов, используемых системным психотерапевтом
С точки зрения наблюдателя психотерапия, по сути, является беседой. Тем не менее, это не просто разговор, какой мы можем вести с другом, врачом, кем-то близким или случайным знакомым. Терапевтический разговор организован определённым образом. Таким образом, чтобы терапия состоялась, терапевт принимает особую роль. Эта роль несет в себе обязательство быть полезным в отношении личных проблем и межличностных трудностей его клиента. Поэтому так важно как ведётся беседа, задаются вопросы. Природа вопросов является одним из факторов влияющих на ход терапии.
Во время беседы, от которой ожидается, что она будет исцеляющей, терапевт обычно обращается и с вопросами, и с утверждениями. Утверждения объясняют, представляют или констатируют какие-то темы, позиции, проблемы, а вопросы выявляют некоторые предположения, позиции или взгляды. Другими словами вопросы направлены на то, чтобы вызвать ответ, а утверждения направлены на то, чтобы их обеспечить, осуществить. В различных терапевтических школах баланс между вопросами и утверждениями, как видами интервенции со стороны терапевта, варьируется. Так, в системном подходе миланской школы упор делается на вопросы, а структурный и стратегический подходы сильно зависят и от утверждений. На соотношение вопросов и утверждений на каждой конкретной встрече влияют многие переменные: теоретическая ориентация и личностный стиль терапевта, типы проблем, взгляды, ожидания, паттерны взаимодействия между клиентами, и т.д.
Рассмотрим структурное деление основных групп вопросов. Представим себе систему координат, где горизонтальная ось представляет собой локус изменений, который стоит за вопросом, а вертикальная ось - отражает различия в природе феномена мышления и терапевтического процесса. Локус изменений, стоящий за вопросом отражает цель, намерение терапевта.
Один континуум (по вертикальной оси координат) представляет собой наиболее распространенные цели терапевта, стоящие за вопросами, выяснение что-то о клиенте и его ситуации, то есть терапевт сам стремится достичь понимания. Другими словами, предполагается что, во время интервью изменения происходят не в клиенте или семье, а в терапевте. Другой континуум - влияние и намерения, призванные достичь изменений у клиента или семьи. Таким образом, в начальной фазе интервью терапевт задает в основном вопросы, преследующие диагностическую цель.
Ориентирующие вопросы задаются, чтобы вызвать ответ, который изменит собственные представления и понимание терапевта, влияющие вопросы должны вызвать ответ, который може
Назад к списку

Rambler's Top100

сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС