Первейшее лекарство состоит в том, чтобы не относиться к большому обществу слишком серьезно и интересоваться тем, с кем имеешь дело.
Пол Гудмен


Copyright © 2007
Gestalt Life

Дискуссионные статьи / Mелешко А.Н. Реабилитация динамической концепции личности в гештальт-терапии

Реабилитация динамической концепции личности в гештальт-терапии
Три фазы динамического цикла контакта



Исходной публикацией, в которой описана концепция, считается статья «Динамическая концепция личности в гештальт-терапии» опубликованной в сборнике «Гештальт 98», в которой Д.Хломов кратко описывает основные положения концепции, основанной на лекциях Стивена Шона, с удачным использованием метафоры трехглавого дракона. Встречается указание авторства данной концепции, как концепция Стивена Шона / Данилы Хломова. Концепцию можно рассматривать наряду с другими (цикла контакта, функциями селф, структура невроза и др.) как одну из базовых рабочих концепций гештальт-терапии. Тем не менее, общаясь с гештальтистами и психотерапевтами, я встретил самые разные отзывы относительно данной концепции: одни не понимают ее и отрицают, другие понимают и используют в работе; при этом их понимание концепции различается в целом ряде аспектов. Не существует, наверно, психотерапевтической концепции, которая была бы однозначно принята всеми специалистами даже одного направления; динамическая концепция тоже нуждается в дальнейшем развитии. На мой субъективный взгляд, ДКЛ недопонята многими гештальт-терапевтами, которые больше ориентируются на оригинальные психоаналитические теории. Лично мне концепция нравиться, и я активно ее использую в работе. Не знаю, действительно ли верно и достаточно полно я понимаю ее. Но я постараюсь описать в этой статье те закономерности, которые понятны и приемлемы для меня в динамической концепции личности.
На мой взгляд, сильной стороной концепции является ее изначальная феноменологическая ориентация. Таким образом, динамическая концепция совпадает по своей парадигме с гештальт-теорией, хотя, насколько я понял, именно эта концепция обеспечивает некоторую преемственность данных с психиатрической и психоаналитическими парадигмами. Существует масса всевозможных классификаций и типологий «структуры личности», характера, расстройств личности, психопатий, психотипов, социотипов и акцентуаций. В основе лежит естественнонаучный подход: выделить значимые критерии; создать вариационный ряд; разбить его на группы; на основании попадания разных случаев в разные группы выделить характерные черты и типы. В психиатрии эти разделы оставляют желать лучшего. На мой не слишком профессиональный взгляд в психиатрии все четко и конкретно в отношении диагностики, прогноза и лечения заболеваний (неврозов и психозов), а все остальное «манная каша с гвоздями». Чтобы убедится в этом, достаточно сопоставить различные классификации личностных расстройств и типов, скажем, классификацию Ганнушкина, МКБ-10 и DSM-IV.
Куда лучше в этом отношении психоаналитические теории, которые рассматривают «структуру личности» в разных аналитических концепциях, таких как психосексуальные стадии развития, эпигенетическая концепция, концепции объектных отношений, эго-психологии, психологии селф и др. Взять например большой вклад в науку и терапию, а именно «Психоаналитическую диагностику» Нэнси МакВильямс. Очень хорошая система, с подробным описанием разных типов психодинамики, но опять же, не феноменологичная. Очевидно, требуется более общая концепция, основанная на здоровом функционировании человеческого организма. Мне очень понравилась концепция Карен Хорни, описывающая три тенденции в развитии личности, которые она назвала attitudes (позиция; отношение): к людям (зависимый), от людей (отчужденный) и против людей (агрессивный). Это тоже психодинамическая концепция личности – Хорни во всяком случае удачно указала психодинамические вектора, обозначив их направленность. Несомненно, все три вектора играют важное функциональное значение для психики; разделение на аттитюды во многом гомологично «трем головам» в ДКЛ.
Феноменологическая психотерапия ориентирована на работу с переживанием как с наиболее достоверной психологической реальностью. Феноменологическая работа направлена на качественное описание индивидуального опыта человека, в отличие от казуального исследования (поиск причин), интерпретаций или директивных методов. Любой психический опыт характеризуется направленностью на что-то, качество, называемое интенциональностью. Например, восприятие – есть восприятие того-то и того-то, и точно так же переживание воспоминания в самом себе есть воспоминание о том-то и том-то, мышление таких-то и таких-то мыслей, боязнь чего-то, любовь к чему-то и т.д. Таким образом, феноменологический подход направлен на изучение текущего состояния человека, его переживаний, потребности и намеренья (интенции) в текущий момент его бытия. Потребность – это психическая сила, которая имеет направленность (вектор) и определяет любую деятельность человека. Маслоу выделили метапотребности – потребности, у которой нет фиксированного предмета или способа удовлетворения. «Метапотребность» у Маслоу соответствует «потребности» у К.Левина, т.к. текущую интенцию (имеющую предмет или способ) он назвал квазипотребностью. Таким образом, ДКЛ оформляет в гештальтийском ключе традиционные теории, связывает основные факторы психодинамики с метапотребностями.

В привычном психоаналитическом подходе, слова, такие как нарциссический, шизоидный, депрессивный, истерический – обозначают сборные варианты характеров, т.е. структуры личности. В этом случае предполагается, что нарцисс демонстрирует главным образом нарциссические качества, а если какие-то другие, то они все равно, так или иначе, вытекают из исходной нарциссической психодинамики. Однако, такой подход, хотя и очень полезен в диагностике и выборе стратегии терапии, на самом деле плохо согласуется с реальной картиной. По своему личному опыту, работе с клиентами, а также многочисленным упражнениям на группе и специализации по личностным расстройствам, мне стало довольно очевидно что люди могут демонстрировать в разных состояниях разные реакции; часто вообще ситуация определяет характерные качества человека, а не его личные качества. Современные статистические научные исследования, как психологические, так и социологические, не подтверждают связь между личными качествами и поведением человека. Различия между различными типами и акцентуациями при многофакторном анализе не оказались достоверными. Таким образом, мы не можем утверждать, что существование характерных типов является объективными научным фактом. Разделение на три варианта, принятое в ДКЛ не является характерологическом в моем понимании этой концепции; скорее, оно связано с формальным описанием различных переживаний, метапотребностей и стратегических направлений контакта.

Точно также «3 головы змея Горыныча» не являются репликами стадий в психоаналитических теориях развития и ДКЛ не описывает их последовательность появления в онтогенезе. Я много раз сталкивался с непониманием и критикой ДКЛ как раз в этом отношении. Фрейдовское понимание психосексуальных стадий развития включает оральную, анальную, фаллическую, латентную и генитальную. Если взять за основу лингвистику и нарративно-аналитический подход, и даже некоторые исследования по развитию глагольных и номинативных форм, то сначала ребенок говорит и мыслит существительными, а затем глаголами. Сначала появляется БЫТЬ (шизоидная), затем ИМЕТЬ (нарцисическая), затем ДЕЛАТЬ (невротическая фаза). В теории М.Кляйн можно выделить шизо-параноидальную и депрессивную, а затем эдипальную стадии. Встречал я и такою последовательность: шизоидная, пограничная (параноидная), нарциссическая, невротическая стадия. Продолжать можно до бесконечности.
Теории развития хороши, но упускают простой факт: на всех стадиях жизни ребенка у него есть все три «головы», потому что метапотребности есть, да и вообще психика как функция системы под названием «человек» имеет все свои системные закономерности и задачи. Метапотребности реализуются в онтогенезе последовательно, это биологически оправдано. Для эмбриона нужна защита – гнездо, скорлупа или родитель, потому детеныш эволюционно «забрался» маме в живот. После рождения ребенок несамостоятелен и витально зависит от матери, от любви, заботы, питания, и страдает, плачет, когда его не удовлетворяют или оставляют. Нарциссическая стадия получает наибольшее развитие, когда ребенок обретает способность к манипуляции, самостоятельным действиям – когда начинает ходить, собирать предметы, играть – т.е. после года. Я не специалист по теориям развития, но попробую пофантазировать: пока у ребенка нет возможности активно манипулировать, не сформировались эго-идеалы и Персоналити, метазадача в контроле над ситуацией реализуется невротической головой (через привязанность, т.е. фактически матерью), а то и шизоидной, за счет физического слияния.
В любом случае ДКЛ – гештальтийская концепция, а в ГТ нет представления об аналитических фазах развития. В ГТ есть одно время – настоящее (Present continuous и Present perfect continuous), прошлое – это проекция настоящего назад, будущее – это проекции настоящего вперед. А как соотносится с аналитическими представлениями теория селф? Все три «головы» - вот они, перед нами. Если одна говорит, то чем сейчас заняты другие?

Три фазы динамического цикла контакта

Психоаналитические классификации основаны так или иначе на периодизации стадий развития, а понятие психопатологии во многом связывают с регрессом к предшествующему уровню психологической организации. И правда, архаичные психические процессы у взрослых связаны с таковыми у детей; это очевидно. Однако регресс во временном отношении невозможен хотя бы по причине принципиальной необратимости эволюции открытых сложных систем.
Подобные представления появляются в работах современных психоаналитиков. Я процитирую фрагмент Р.Столороу: «В недавних исследованиях раннего младенчества были обнаружены факты, которые противоречат предположению о том, что взрослая психопатология отражает временную регрессию к инфантильным стадиям развития (Brody, 1982; Stern, 1985). Возрастает очевидность того, что аутизм взрослых шизофренических пациентов не имеет аналогов в детстве. Постулирование аутистической фазы или недифференцированной фазы не подтверждается совокупностью данных. Следовательно, неверно будет описывать взрослую психопатологию как временную регрессию к ранней фазе нормального развития (Silverman, 1986). Кроме того, даже тогда, когда оказывается, что аутистический взрослый человек страдал от подобных состояний в детстве, термин ”регрессия” здесь вновь не подходит, поскольку аутистическое состояние, по-видимому, сохранялось и в течение всего предыдущего периода жизни». Мне вообще слово «стадия» применительно к ДКЛ не нравится, потому что подразумевает временную последовательность, линейную модель. Я же считаю, что после того как соответствующие психические функции развились в онтогенезе, нет никаких стадий, все процессы сосуществуют одновременно. Мне больше нравится слово «фаза» - точка фазового пространства и вектор действующих в ней сил. Таким образом, мы ориентируемся в том, что происходит, а не опираемся на спорные объяснения прошлой причинности.
Прежде всего, определимся со словом фаза. Это удобный термин, принятый в физике, математике, термодинамике, синергетике и общей теории систем.
Фаза – это состояние в ходе развития или изменения чего-нибудь (т.е. динамического процесса). Чаще всего имеется в виду фаза колебаний – не только для колебаний, но и волн, и любых периодических процессов. Психодинамика в ГТ является квазипериодическим процессом, потому что подразумевает равновесие и различные степени отклонения от него (колебания). Так вот фаза колебаний – это смещение в любой момент времени, т.е. определяет состояние колебательной системы в этот момент времени. В динамической системе фаза – это любая точка этой системы и вектор сил, действующий в ней. Например, в цикле контакта любая точка – фаза. Если какая-то часть системы однородна, то вся эта часть образует одну фазу. От другой фазы ее отделяет поверхность раздела (граница контакта), где свойства системы меняются скачкообразно.
Существуют другие слова для описания главным образом временных интервалов, а не системных процессов: стадия, ступень, период, этап, уровень. Во многих ситуациях синоним слова фаза, но используется в основном для линейных последовательных временных интервалов. Например: детство, юность, зрелость, старость. Или: яйцо, личинка, имаго. Слово «стадия» затруднительно использовать для одновременных процессов, периодических колебаний или не-временных изменений. Например, когда вращается сверло (с постоянной скоростью), мы же не можем спросить: на какой стадии вращения оно находится? А в какой фазе можем, скажем, 1,4pi. Или, например, для системы, состоящей изо льда, воды и пара – там три фазы, но нет стадий в состоянии равновесия. Про цикл контакта – там можно и фазой называть, но лучше стадией, потому что в классической модели они последовательно идут друг за другом: преконтакт, контакт, финальный контакт, постконтакт. Фаза более точно указывает на какую-то точку в цикле и все, что в этой точке происходит. Мы можем рассматривать природу движущих сил, их источник и направленность, эмоции и т.д. Будем отталкиваться от традиционной модели цикла контакта. Первый этап – преконтакт – связан с формированием потребности, ее распознавания, выделения фигуры из фона, осознования потребности. Далее, контактирование, развитие фигуры, увеличение возбуждения и опустошение фона; выбор способа и средств удовлетворения потребности, агрессия, манипуляции, приближение и преодоление препятствий. Финальный контакт – концентрация, слияние и идентификация с фигурой, максимум возбуждения, минимум произвольности. Постконтакт – уменьшение селф, затухание возбуждения, разрушение фигуры и растворение ее в фоне, ассимиляция опыта.
Теперь динамический аспект. Цикл контакта в этой системе понятий поддерживается последовательной сменой трех метапотребностей, регулирующих смену тактических направлений контакта.
Первая метапотребность – безопасность. Это организменная метазадача, не надо ее путать с квазипотребностью (фигурой) самого контакта. Безопасность обеспечивается на первой стадии – в преконтакте, необходима для того, чтобы «отпустить» фон и другие фигуры, позволить сфокусировать возбуждение на фигуре актуальной потребности. То есть присоединиться к одной фигуре и отсоединиться от всех остальных.
Эта метазадача эволюционно заложена в самом основании психики, вмонтирована в функцию Ид любого животного. Антилопа не сможет щипать траву, пока рядом кружат гиеновые собаки. Вы не сможете заснуть, если в ваш дом забрался грабитель. Можно и продвинуться по циклу контакта, когда безопасность не пройдена, например, когда в доме полно людей, а дверь в туалете не закрывается, но будет сопровождаться тревогой и напряжением. Придется тратить психические силы на контакт с двумя фигурами. Шизоидная голова всегда вступает в контакт первой, и ее участие необходимо.

Вторая метапотребность – зависимость от объекта, привязанность. Это опять же организменная задача, тактически направленная на удержание объекта (фигуры) на время контакта. Эффект незавершенного действия реализуется именно этой головой, «невротической». Если привязанность разорвать, то остается некоторое напряжение, тревога, стремящаяся навязчиво вернуть фигуру в контакт. Если эта голова недорабатывает, возникают проблемы. Например, вы собрались в туалет, но по дороге обратили внимание, что на столе на кухне вкусное пирожное, не успели попробовать, как уставились в телевизор, увидели сцену из сериала, вспомнили, что хотели позвонить жене, взяли телефон и тут же начали жалеть, что не купили новую модель Nokia… Напряжение при этом будет нарастать, а количество незавершенных дел увеличиваться, у удовлетворение все реже достигаться. Недостаточное вовлечение невротической головы ведет к астении и навязчивостям.
Или наоборот – как вцепился в фигуру, так «и с концами». Татьяна любит Сергея уже 3 года и 343 серии, так, что аж писается, и игнорирует тот факт, что у него давно другая, и ребенок, и вообще он уже полгода как уехал, а за ней ухаживает отличный мужчина лучше, чем Сергей по всем статьям. Нет – Любовь! Лозунг отмороженной невротической головы. Понятно куда ведет – к зависимостям.
В цикле контакта «невротическая» голова стремится к слиянию, а значит больше всего любит «фулл контакт». Собственно больше ее ничего не интересует, а конактирование как таковое, или растянутый преконтакт вызывает напряжение, раздражение и нетерпение. Еще у «невротической» головы очень больное место (время) – постконтакт. Она всячески противится отделению объекта, разрушению фигуры, жутко боится расставаний и иммортализует фигуру неистощимым горем.

Третья голова «нарциссическая», обеспечивает метапотребность манипулирования, контроля. Опять же, это базовая, организменная метазадача, вмонтированная в функцию Ид. Без этой базовой настройки невозможна эффективная работа психики, потому что должна быть инстинктивная система «контроля качества» эффекта, результата.
«Место (в смысле, время)) жительства» этой головы – постконтакт. Это голова развивается в онтогенезе и цикле контакта последней, она наиболее дифференцированная. Она занята оцениванием и стремлением к совершенству. Психологический эффект, который образует эту голову – это расслоение между полученным опытом и его идеальной картинкой. Более сложный эффект на мой взгляд, чем эффект отделения «гашения фона» (безопасность) или «незавершенного действия» (зависимость). Этот эффект обеспечивает очень-очень важные биологические функции животного – развитие и доминирование. Развитие здесь – психологическое: «Я сделаю лучше, чем прежде», доминирование: «я сделаю лучше, чем другие». «Я лучше, чем другие». «Я бог – они дерьмо». Ура! Эмоция – удовольствие от превосходства.
«Нарциссическая голова» не любит и вообще очень боится и избегает финального контакта. Потому что это неконтролируемый момент, момент слияния, момент открытия, максимальной, полной зависимости от объекта, слабости, близости. Какой ужас! Точнее не ужас, а стыд. Стыд-позор-страх, а вдруг окажусь не «на высоте», вдруг облажаюсь? Я ведь не контролирую этот момент, более того, там есть Другой!
Оружие «нарциссической головы» - эготизм и обесценивание. Эготизм нужен для того, чтобы в момент полного слияния не забиться в маниакальном экстазе и сохранить идентичность селф. Обесценивание не менее важно, чтобы обесценить объект и зависимость от него в постконтакте, и освободится. Также проекция – за счет проецирования человек в нарциссической фазе освобождается от «недостойных» качеств, приписывая их другим, а также способен к более-менее успешному взаимодействию с другими, не вступая в близкий контакт – после общения с сильно нарциссически заряженным человеком впечатление, что дал ему возможность неплохо поговорить с самим собой.
Если нарциссическая голова слишком буйная (лучше сказать, если другие «раненные»), то тактическая направленность контакта несбалансированная, и финальный контакт практически недостижим, а если и достижим, то опыт потом обесценен – все равно отстой, все равно не идеал, не лучше всех. Нехватка нарциссической головы тоже очень чревата, так как она конкурирует и вытесняет более архаичную «невротическую голову» при переходе от финального к постконтакту. Мало того, что не удастся в полной мере обесценить потерявшую актуальность фигуру, так еще и нет смысла куда-то еще стремиться, нет смысла развиваться.

В действительности все три головы присутствуют на всех стадиях цикла контакта, но наиболее «задействованная» та, которая обеспечивает наиболее актуальную (напряженную) метапотребность данного этапа. Если не удовлетворена «шизоидная голова», то тактическая направленность данного контакта в безопасности сохраняется и тащится на следующую стадию, где добавляется еще одна тактическая задача и т.д. Можете себе представить танковый батальон, который получил одновременно три задачи – обеспечить сохранность личного состава и техники, а также запаса боеприпасов и топлива, следовать за врагом и победить во всех битвах. Задачка, да?

В соответствии с общесистемными законами, есть определенная иерархия тактических задач как элементов системы – преобладающее значение имеет та, которая прежде вступает в действие. Т.е. «шизоидная» голова, более древняя, более архаичная, она же наиболее значимая, пропущен преконтакт – не будет ни удовлетворения, ни опыта; если слишком перенапрячь шизоидную голову, не будет ничего, один потопляющий ужас, если надо, она «завесит» вообще всю систему до уменьшения напряжения (увеличения безопасности).

Я мало понимаю про связь теории селф и ДКЛ, но очевидно, что все три фазы представлены в и олицетворяют функцию Ид. Они обладают набором психических сил, оформляют влечения (собственно, метапотребности) и создают совершенно конкретные эмоции, переживания: шизоидная – ужас, витальный страх, покой, чувство свободы. Невротическая – любовь, голод (эмоциональный), горе, жалость, вину. Нарциссическая – гордость, триумф, гнев, азарт, упоение, (эмоциональную) сытость, стыд, униженность, уважение, социальный страх (унижения). Однако, нарциссическая голова, единственная из трех, образует функцию персоналити и постоянно «модерирует» ее. Функция Эго – в выборе тактики контакта и их смене. Наверно так.
С точки зрения концепции фигуры-и-фона шизоидная голова соответствует выделению фигуры и растворению фона и других фигур, невротическая – удержание и энергизация выделенной фигуры, нарциссическая – разрушение фигуры и превращение энергии контакта в информацию опыта.
С точки зрения теории систем «безопасность» это сохранность системы, наличия ее границ (возможности отсоединиться или присоединиться к другим системам); «зависимость» подразумевает открытость системы (нужда в поступлении извне), «контроль» для построения иерархии (без иерархии это не система), что позволяет системе принимать решение, действовать, манипулировать. В системной модели речь идет об изменении контакта путем уплощения в какой-то из плоскостей фазового пространства, полярные оси которых я упоминал выше.
Наиболее сложной в описании стадий цикла контакта мне кажется стадия контактирования (contacting), поскольку в нем задействованы и невротическая, и нарциссическая «голова», и в процессе контактирования колебательно чередуются тактические задачи зависимости и контроля над ситуацией. Однако, контактирование в тактике невротической «головы» существенно отличается от таковой нарциссической. Невротическая стремиться к близости, слиянию, удержанию фигуры и насыщению фигуры. Она хочет как можно быстрее в финальный контакт, ей не терпится. Ее «центр тяжести» - Ты, объект-фигура. Нарциссическая же, напротив, финальный контакт оттягивает, так как в противовес невротической стремиться сохранить контакт над ситуацией. Ее «центр тяжести» - Я. Она действительно будет контактировать, очень энергично, но «срежет» пик финального контакта, а если случайно влетит в него, то тут же вырвется в постконтакт и обесценит свою минутную слабость. Нарциссическая «голова» стремиться не к идентификацией с фигурой (фулл-контакт), а к идентификации с объектом-идеалом, т.е. действует сразу не на «пользу» контакта, а на его усовершенствование, результат.
Потому я отдал «пальму первенства» контактирования невротической голове.

Решил для полноты картины вынести отдельно параметры трех голов змея Горыныча, в том числе с некоторыми эзотерическими понятиями

ШИЗОИДНАЯ «ГОЛОВА»

Качества «Я»: Знающий, предсказывающий, просчитывающий, структурирующий, думающий, боящийся, самодостаточный, рациональный, отстраненный
Организменная задача: безопасность
Системная функция: присоединение / отсоединение
Оси полярности: хаос - порядок
Сильная сторона: самостоятельность
Девиз: Покой или свобода
Эмбриональный листок: эктодерма
Алхимическая стадия: нигредо
Субстанция тела: желчь

НЕВРОТИЧЕСКАЯ «ГОЛОВА»

Качества «Я»: Любящий, нежный, трогательный, жалостливый, слабый, заботливый, сострадательный, милосердный, нуждающийся, голодный, просящий, добрый
Организменная задача: привязанность, зависимость
Системная функция: приближение / удаление
Оси полярности: одиночество - близость
Сильная сторона: доброта
Девиз: Любовь
Эмбриональный листок: эндодерма
Алхимическая стадия: альбедо
Субстанция тела: слизь

НАРЦИССИЧЕСКАЯ «ГОЛОВА»

Качества «Я»: Контролирующий, действующий, управляющий, влиятельный, стремящийся к совершенству, авторитетный, униженный, презирающий, обесценивающий, идеализирующий
Организменная задача: контроль, доминирование
Системная функция: иерархия
Оси полярности: могущество - ничтожество
Сильная сторона: развитие
Девиз: Власть
Эмбриональный листок: мезодерма
Алхимическая стадия: рубедо
Субстанция тела: кровь

Практическое значение динамической концепции личности в гештальт-терапии


ДКЛ может быть использована гештальт-терапевтом для «диагностических» целей, так и для выбора тактики терапии. «Диагностические» цели подразумевают более быструю ориентацию терапевта в коммуникации с клиентом, в переживаниях, потребностях, страхах и тревогах, характерных для каждой из фаз, стадиях цикла контакта и прерываниях, как у клиента, так и своих собственных.
В процессе терапии, как в общем и при любом ином контакте с людьми можно наблюдать последовательную смену «голов», переход из одной фазы в другую. Человек, который не спешит контактироваться, на напряжен или растерян, или ориентируется и пытается понять где он и что происходит – находится в шизоидной фазе. Если это сделать так и не удастся, то он может перейти в следующую фазу, например, начать действовать (нарциссическая), но периодически будет «выпадать» назад в шизоидную, которая становится для него хронической.
Когда человек стремиться завязать или улучшить отношения, боится потерять объект привязанности, испытывает горе, плачет, сострадает или раскаивается – он находится в невротической фазе. Действия, направленные на обладание, власть, престиж, стремление к совершенству, страх оказаться униженным или некомпетентным – характерные черты нарциссической фазы, точно также как и попытка действовать без понимания кто ты и с кем/чем имеешь дело, на основе какой-то идеальной картинки или просто так лишь бы что-то сделать. Вопрос «что делать?» как и вопрос «кто виноват?» озвучиваются нарциссической головой.
Но не все так просто, чем ДКЛ и хороша в терапии. Порой две «головы» словно слипаются, и различить их сложно. Очень часто можно видеть якобы «невротически-нарциссическую» фазу. Те случаи клиентов без значительной психопатологии, которые часто обращаются за психотерапией, одни называют нарциссическими, другие невротическими (в разных пониманиях слова «невроз»), на мой взгляд представляет собой невротическую фазу с нарциссическим выходом. Вот недавно работал и видел типичную картинку. Клиент вступает в контакт невротической головой, фрустрированная потребность – установление привязанности, чтобы любили, и ни в коем случае не были с ним агрессивны. Контрперенос – родительский, все как положено.
Однако клиент пытается сам разрешить свое затруднение нарциссической головой, которая выступает в роле униженной, недостаточно компетентной и профессиональной в ряде вопросов, она же и спрашивает: «что делать?». Но попытка контроля, предпринятая нарциссической головой не такая уж нарциссическая – она слаба и за ней просматривается задача не контролировать, а удерживать объект. Т.е. оставаться зависимым.
Понятное дело, клиент не сможет интегрировать, потому что не хватает еще одной головы – шизоидной. Терапевтическая задача – кормить невротическую голову (первое время), поддерживать перенос и стать переходным объектом; развивать нарциссическую голову, и самое главное – реанимировать шизоидную. Что я и сделал, и это сразу развернуло ситуацию в сессии. Понятное дело, что невротическая проблема с точки зрения шизоидной головы выглядит забавно и вообще никакой проблемой не является. Способность переместиться в шизоидную фазу, обеспечить безопасность для себя одного и лишь потом начинать что-то делать или в ком-то нуждаться (вернуться в преконтакт) является сильнейшим ресурсом для клиента.

Другая распространенная ситуация – «смешение» нарциссической и шизоидной головы. В некотором ракурсе они очень похожи: и там и там много тревоги перед контактом, близость невозможна, для вступления в контакт требуется превосходство, много проекций и ретрофлексии. Но опять же, всегда одна из голов более «ранена» и пытается решить свои проблемы с помощью другой головы. Нарциссическая голова стремиться контролировать и себя, и объект – она ищет, как обесценить слабые места и обеспечить себе плацдарм превосходства, больше страха облажаться, проекций и эготизма. Шизоидная голова хотя и выглядит контролирующей, она стремиться не взять власть в свои руки, а предсказать, просчитать ситуацию, чтобы не допустить спонтанного прорыва; тут много ретрофлексии и страха.
Обе проблемы решаются активацией невротической головы, к которой и следует обращаться для налаживания терапевтического взаимодействия. Это всегда несколько «сбивает с толку», но сильно продвигает в контакте.

Вот еще один важный момент, связанный с практическим использованием ДКЛ в терапии. Следует помнить, что три головы есть не только у клиента, но и у терапевта. Я заметил, что не менее, если не в первую очередь имеет смысл осознавать-замечать, с какой «головой» идентифицируешься сам.
ГТ можно сказать, терапия из контрпереноса, и это контакт-центрированная терапия. Коммуникация возникает зачастую между какой-то головой клиента и терапевта. Ясное дело, что, например, нарциссическая голова клиента обращается к нарциссической голове терапевта, и ее индуцирует, и первый ответ – из нарциссической головы терапевта.

К: (подозрительно и высокомерно прищурившись): - Вы профессиональный терапевт?
Т: - Да, конечно. Ответ может быть вслух, или мысленно, или например таким, «Ой, а… я не так уж и крут» (со стыдом) и т.д., но в любом случае конкордатная (аналогичная) «голова» терапевта немедленно и спонтанно отзовется.

К: - (с сожалением) – мы с вами не увидимся целую неделю…
Т: - (мысленно) Боже! Как же этот добрый человек… остается один..
Невротическая коммуникация и реакция терапевта

Каким-то образом эмоциональная индукция срабатывает всегда. Я думаю, это нейропсихический механизм, который обеспечивает эмпатию: вы способны вообще что-то почувствовать с другим человеком за счет того, что ваш процесс контакта мгновенно уплощается в той же плоскости.

Конечно, терапевт может выступить в коммуникации с клиентом из другой фазы, и ответить из нее, например, клиент обращается из нарциссической части, терапевт отвечает больше из невротической:

К: (подозрительно и высокомерно прищурившись): - Вы профессиональный терапевт?
Т: - Мне очень приятно встречаться с вами на сессиях, и я очень хочу продолжить работу с вами.
Или
Т: - Я не уверен в своем профессионализме, но я не могу отказать в помощи, когда сталкиваюсь с человеческим страданием.

В любом случае ответ получается словно уклончивый и скорее отрицательный; реакция терапевта не в полной мере конгруэнтна вопросу терапевта. Такая форма ответа несколько фрустрирует вопрошающую «голову» клиента. Возможность использования подобных кросс-реакций зависит от этапа терапии и терапевтических задач. В общем, сразу, в начале терапии, а также в начале и завершении сессии лучше, на мой взгляд, оставаться конгруэнтным в коммуникации с клиентом, чтобы не фрустрировать клиента, не сбивать с толку и не продуцировать незавершенные ситуации. Однако эти же интервенции являются развивающими, терапевтическими, если поддерживают и расширяют осознование клиента – тогда должно быть время и пространство сессии для прояснения и работы с возможным ответным сопротивлением клиента.

Еще более жесткими кажутся кросс-ответы терапевта из нарциссической или шизоидной «головы» на невротическую коммуникацию клиента:

К: - (с сожалением) – Мы с вами не увидимся целую неделю…
Т: - Ну, у вас будет возможность заработать на следующую сессию. Или вы в состоянии оплачивать сессии каждый день?
(нарциссическая)

К: - (с сожалением) – Мы с вами не увидимся целую неделю…
Т: - Знаете, я думаю, это хороший повод остаться один на один со своими переживаниями, поразмышлять, понять, кто ты есть, побыть на более глубоком уровне духовного бытия.
(шизоидная)

Эмпатическая реакция, приводящая к тому, что любя из «голов» обращается к и индуцирует аналогичную «голову» собеседника, может использоваться и в обратную сторону: инициируя одну и туже коммуникацию от своих разных «голов», терапевт вызывает соответствующие реакции у клиента.
При этом очевидно, что «голова» клиента (так же как и спонтанно реагирующая аналогичная «голова» терапевта) не может ничего поделать с проблемой клиента, и даже осознать ее, потому что она лежит всегда в другой сфере, за которую другая «голова» отвечает. Осознавание терапевтом своего участия в коммуникации с клиентом существенно помогает буквально развернуть проблему, посмотреть на него с другой стороны, расширить осознование, открыть возможность для нового опыта.
ДКЛ пригодна как для тактического руководства в сессии, выступая своего рода технической моделью, как описано выше, так и для выбора более длительной стратегии долгосрочной терапии. В этом случае ДКЛ более похоже на психоаналитических моделей, и, кстати, помогает их использование в работе гештальт-терапевта.
Например, ко мне обращается клиентка с выраженными характерологическими, поведенческими и симптоматическими проявлениями, указывающими на истерическую личность. В основе истерии, на мой взгляд, лежит глубоко неудовлетворенная (фрустрированная) метапотребность в привязанности и любви, которая, однако, имеет тенденцию к нарциссическому выходу. Начало терапии показывает, что быстрых результатов в терапии ждать не приходится. Тогда терапевтические задачи, в соответствии с ДКЛ выстраиваются следующим образом. Прежде всего поддерживается конгруэнтная, эмпатийная позиция в которой невротическая «голова» клиента бурно и слезно жалуется о своих бедах невротической же «голове» терапевта. Через некоторое время работы с чувствами, которая сама по себе малопродуктивна, потому что чувств избыточно много и отреагирование не прекращается годами, проявляется все больше и больше агрессии, враждебности и желания конкурировать и обесценивать других. На этом этапе задача легализовать нарциссические проявления и потребности клиента, поддержать и помочь развить нарциссическую «голову». Далее, возврат к слишком активной невротической фазе конфрантируется, что при возрастающем осознавании клиента и хорошей мотивации к терапии возможно, хотя и несколько «не по человечески».
Ну а собственно продвижение в терапии начинается когда терапевт начинает все больше задействовать в контакте собственную «шизоидную» голову и индуцировать соответственно шизоидную коммуникацию с клиентом. Это выражается в заметном снижении интенсивности эмоций, сильному замедлению, стремлению рационализировать, ориентироваться и удерживаться в преконтакте, долго и нудно проверять безопасность прежде чем что-то делать или контактировать, развивать рефлексию по поводу собственного поведения и смысла этого поведения. Итак, человек, стремящийся любой ценой к другим, научается идти против других (точнее, осознает, что он это уже делает), а затем находит спасение в самом себе. Результат – развитие автономности, некоторой самодостаточности, уменьшение зависимости от других, снижение импульсивности, интеграция невротической части.
Забавно, но положительную динамику за счет фазового перехода можно продемонстрировать на примере мифа Овидия о Нарциссе, который позаимствовал З.Фрейд для описания этого расстройства. Из мифа мы видим, что человек с нарциссическим расстройством, даже сам его прототип, Нарцисс, вполне может оказаться в невротической фазе:

***

Нарцисс вырос юношей необычайной красоты, и его любви добивались многие женщины, но он был безразличен ко всем. Когда в него влюбилась нимфа Эхо, Нарцисс отверг ее страсть. От горя Эхо высохла, так что от нее остался только голос. Отвергнутые Нарциссом женщины потребовали наказать его.

Разгневалась богиня любви Афродита на то, что Нарцисс отвергает ее дары, и наказала его. Однажды во время охоты Нарцисс подошел к ручью и захотел напиться студеной воды. Еще ни разу не касались вод ручья, ни пастух, ни горные козы; даже сломанная ветка не падала в ручей. Вода сто была чиста и прозрачна. Как в зеркале отражалось в ней все вокруг: и кусты, и стройные кипарисы, и цветы, что росли на берегу, и голубое небо. Нагнулся Нарцисс к ручью, опершись руками на камень, выступавший из воды, и отразился в ручье весь, во всей своей красе. Тут-то постигла его кара Афродиты. В изумлении смотрит он на свое отражение в воде, и страстная любовь овладевает им к собственному отражению. Полными любви глазами смотрит он на дивного юношу в воде, он манит его, зовет, простирает к нему руки. Наклоняется Нарцисс к зеркалу вод, чтобы поцеловать юношу, но целует только студеную прозрачную воду ручья. Все забыл Нарцисс; он не уходит от ручья, не отрываясь, любуется своим отражением. Он не ест, не пьет, не спит. Наконец, полный отчаяния, восклицает Нарцисс: - О, кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только немного воды, и все же не можем мы быть с тобою вместе. Выйди же из ручья, прекрасный юноша! Я вижу, и ты простираешь ко мне руки, когда я простираю к тебе свои. Когда я нагибаюсь к воде, чтобы поцеловать тебя, и ты стремишься весь ко мне, и твои уста ждут тоже поцелуя. Когда я улыбаюсь, и ты улыбаешься мне. А когда я в горе лью слезы, плачешь и ты, слезы дрожат и в твоих прекрасных глазах. Я вижу, как ты отвечаешь мне, вижу, как движутся твои алые губы, но я не слышу твоих слов. Задумался Нарцисс, глядя на свое отражение в воде. Вдруг страшная мысль пришла ему в голову, и тихо шепчет он своему отражению, наклоняясь к самой воде: - О горе! Я боюсь, не полюбил ли я самого себя! Ведь ты - я сам! Я люблю самого себя. О, если бы могло быть два Нарцисса! О, если бы я мог отделиться от своего тела! Страданья лишают меня сил. Я чувствую, что немного осталось уже мне жить. Едва расцветши, увяну я и сойду в мрачное царство теней. Смерть не страшит меня; смерть принесет мне отдых от мук любви. Покидают силы Нарцисса, бледнеет он и чувствует уже приближение смерти, но все-таки не может оторваться от своего отражения. Плачет Нарцисс. Падают его слезы в прозрачные воды ручья. По зеркальной поверхности воды пошли широко круги, и пропало изображение прекрасного юноши. Со страхом воскликнул Нарцисс: - О, ты скрылся! Останься! Не покидай меня, жестокий! О, дай хоть смотреть на тебя! Но вот опять спокойна вода, опять появилось отражение, опять, не отрываясь, смотрит на пего Нарцисс. Тает он, как роса на цветах в лучах горячего солнца. Видит и несчастная нимфа Эхо, как страдает Нарцисс. Она по-прежнему любит его; страдания Нарцисса болью сжимают ее сердце. - О горе! - восклицает Нарцисс. - Горе! - отвечает Эхо. Наконец, измученный, слабеющим голосом воскликнул Нарцисс, глядя на свое отражение: - Прощай! И еще тише, чуть слышно прозвучал отклик нимфы Эхо: - Прощай! Склонилась голова Нарцисса на зеленую прибрежную траву, и мрак смерти покрыл его очи. Умер Нарцисс. Плакали в лесу младые нимфы, и плакала Эхо. Приготовили нимфы юному Нарциссу могилу, но когда пришли за его телом, то не нашли его. На том месте, где склонилась на траву голова Нарцисса, вырос белый душистый цветок - цветок смерти; нарцисс зовут его. (Ovid. Met. III 341-510, Paus. IX 31, 7)

В некоторых вариантах мифа нимфа Эхо не упоминается. Стремясь осмыслить миф рационалистически, историю Нарцисса излагали следующим образом: у Нарцисса была любимая сестра-близнец. Когда девушка неожиданно умерла, тоскующий без нее Нарцисс увидел свое отражение в источнике и, приняв его за образ сестры, стал постоянно глядеть в воду и умер от горя (Paus. IX 31, 8). Известен вариант мифа о смерти Нарцисса, посланной ему в наказание за то, что он отверг любовь юноши Аминия, из-за этого покончившего с собой, Нарцисс влюбился в собственное отражение и, понимая безнадежность этой любви, закололся. Из капель крови Нарцисса выросли нарциссы

***

В любой версии мифа Нарцисс оказался в невротической (зависимой) фазе, как только осознал, что ему не хватает человеческого присутствия и испытал горе. В версии Овидия можно говорить о нарциссической фазе, в которой долго находился. Интересно, что любящая его нимфа зовется Эхо. При первой их встрече в лесу он не мог общаться с ней, потому что слышал лишь собственное эхо, тоже самое и в их последнем «диалоге», что неплохо описывает механизм проекции, активно используемый в нарциссической фазе. «Прорыв» переживания одиночество, потребность в привязанности и горевание описывает (как это часто бывает в мифах) естественное разрешение душевного кризиса или травмы. Интересно, но в двух других версиях мифа Нарцисс и вовсе страдал от нарушенной привязанности, к сестре и виной по поводу смерти Аминия; таким образом, немало попал в невротическую фазу. Во всяком случае, Нарцисс сделал существенный шаг к исцелению перед смертью.

Ну, и напоследок самое время немного все обесценить. )) В чем заключаются слабые места концепции. На мой взгляд, первая сложность, с которой столкнулся я очень многие мои знакомые гештальтисты. Это терминология, принятая в концепции. Самое неудобное для меня понятие из трех – это «невротическая» или, иначе, «пограничная».
Что касается «невротического», или невроза, то это слово имеет, по меньшей мере, три совершенно разных значения. В психиатрии невроз – это функциональное расстройство нервной системы, вызванное психическими причинами. То есть это заболевание, когда человеку плохо, он испытывает страдание от симптомов, укладывающихся в невротические синдромы. Невроз как заболевание надо лечить, или лекарствами, или психотерапией, или и тем и другим. Никакого отношения к личности невроз тут не имеет. В психоанализе невроз – это почти норма, но связанная с какой-то невротической психодинамикой, одного из типов личности. Т.е. практически здесь невроз = характер, структура личности. При этом может не быть никакого заболевания. Уже здесь может возникнуть путаница. Скажем, депрессивная личность, если у нее нет депрессии, есть невроз и депрессия для любого аналитика, но там ведь нет симптоматики невроза! Еще хуже с нарциссической личностью, потому как нарциссизм сам по себе не имеет никакой клинической симптоматики. Если переходить на характерологические понятия, то невротическую фазу стоит обозвать или депрессивной, или истерической, но, во-первых, это не одно и тоже, во-вторых, и депрессия и истерия имеют невротическую симптоматику.
В гештальт-теории есть тоже понятие невроза и невротического, даже две версии: одно из них, описанное Ф. Перлзом, лежит в основе одной из концепций ГТ – «структура невроза». Невроз в ГТ – это ошибочная идентификация не со своим селф или преднамеренное вмешательство в саморегуляцию организма и подавление спонтанности. В ГТ есть значения «невроз нормальности» и «общественный невроз». Второе значение – принятое в ДКЛ, как метапотребность в любви и привязанности. В гуманистическом, феноменологическом понимании, любой человек с диагнозом или с ярлыком «норма» может подавлять собственную целостность, таким образом, демонстрируя невротическое поведение или реакции, а другой момент времени он может идентифицироваться со своим селф и действовать вполне спонтанно.

Еще хуже, на мой взгляд, использование термина «пограничный» в понимании Отто Кернберга. Динамика невротической фазы, возникающая в результате нарушенной потребности в привязанности, действительно хорошо описывается понятием «пограничности», «диффузной идентичности». Однако эти понятия ассоциируются с тяжелыми личностными расстройствами и пограничной психопатологией. В таком случае, у «нормального» человека как будто нет ничего пограничного, нет никакой диффузной идентичности, а значит и невротической (пограничной) фазы у него нет и быть не может в принципе. Мне кажется, наилучшим названием для невротической «головы» или фазы могло бы быть «зависимая», поскольку метапотребность в привязанности фактически выражает зависимость, а также описывает эту фазу как ориентированную вовне, к другим, когда вектор психических сил направлен на человека, на поглощение, голод. Зависимость то точно есть у любого человека, от еды, воды, домашних животных, родных мест и близости со значимыми людьми.

Точно также как у здорового человека, если он не в психозе и не болен шизофренией, не должно вроде как быть шизоидной фазы, если ее обозначить как психотическую. Психотические переживания у условно здорового человека могут быть (К.Ясперс, Бион), но очень редко и явно не как фаза нормального цикла контакта. Однако разногласия по поводу этого названия, «шизоидная фаза» я встречал значительно реже. Таким образом, я склонен уходить вообще от психопатологии в описании фаз или «голов» динамической концепции, так же как и от их генерализации на всю личность, в пользу формального описания различных типов переживаний на разных стадиях цикла контакта.

В этой статье я далеко не полностью описал все аспекты динамической концепции, а выразил свое понимание этой концепции и опыт возможного использования. Мне кажется, что ДКЛ остается во многом недопонятой и недооцененной гештальт-терапевтами и поэтому отстает в своем развитии. Мне кажется, дальнейшее развитие ДКЛ, нуждается в технической и дидактической составляющей для более полного использования в процессе обучения ГТ, а также концептуальном развитии в современной, системно-полевой, или синергетической парадигме в науке и психотерапии.

Литература
1. Д. Хломов. Динамическая концепция личности в гештальт-терапии. В сб. Гештальт-96, с. 46-52.
2. Д. Хломов. Динамический цикл контакта в гештальт-терапии
3. Д. Хломов. Индивидуальная история нарциссизма. В сб. Гештальт-97
4. Карен Хорни. Ваши внутренние конфликты
5. Р Столороу, Б. Брандшафт, Дж. Атвуд. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход
6. Ф.Перлз. Эго, голод и агрессия.
7. Ф.Перлз, П.Гудмэн. Теория гештальт-терапии.
8. Нэнси МакВильямс Психоаналитическая диагностика
9. Мифология. Энциклопедия, -М.: Белфакс, 2002
10. Материалы форумов www.gestaltlife.ru и www.gestaltist.ru

Назад к списку
Rambler's Top100

сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС